8.0. Трансформация меркантилизма в XIX-XX веках

8.0. Трансформация меркантилизма в XIX-XX веках

Теория меркантилизма в исследованиях экономистов XX века плавно трансформировалась в очередной раз в теорию монетаризма, которая является макроэкономической теорией, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики. Название этой экономической теории было дано швейцарским и американским экономистом Карлом Бруннером (1916-1989) годы жизни. Позже Милтон Фридман развил эту идею, основываясь на критике кейнсианской теории. Взгляды Фридмана рассмотрены были в предыдущем разделе, поскольку довольно трудно разделить взгляды современных экономистов и структурировать их. Каждый из них работал во «многих направлениях» экономической мысли, что приводит к «ошибкам» в их структуризации.

Роберт Эмерсон Лукас, младший 1937 год рождения, американский экономист, ставший лауреатом Нобелевской премии 1995 года «за развитие и изменение гипотезы рациональных ожиданий, изменение основ микроэкономического анализа и точки зрения на экономический анализ».

Считается, что именно Лукас является одним из самых влиятельных экономистов начиная с 1970-х годов прошлого века, он известен тем, что поставил под сомнение основы макроэкономической теории, в которой до этого наиболее влиятельным было кейнсианство, утверждая, что макроэкономическая модель должна быть основана на обобщенной интерпретации микроэкономических моделей. Он разработал определения экономической политики, заключающееся в том, что сохраняющиеся в экономике взаимоотношения, такие как наблюдаемое соотношение между инфляцией и безработицей, могут меняться в ответ на изменения экономической политики. Это привело к развитию новой классической макроэкономики и нового кейнсианства, а также к движению в сторону микроэкономических оснований для макроэкономической теории в целом.

Лукас хорошо известен благодаря изучению последствий допущения рациональности ожиданий, также в его работах получила развитие теория несовершенной информации. Роберт Лукас наряду с Полом Ромером является основоположником новой теории экономического роста, известной как модель «Лукаса-Ромера». Согласно этой модели, основным фактором экономического роста является рост капиталовложений в НИОКР и инвестиции в человеческий капитал.

Пол Майкл Ромер 1955 год рождения, американский экономист, совместно с Уильямом Нордхаусом лауреат Нобелевской премии по экономике 2018 года «за интеграцию инноваций и климата в экономику роста, в долгосрочный макроэкономический анализ».

Он является автором модели растущего разнообразия товаров, которая показывает возможность существования устойчивого экономического роста, обусловленного поведенческими факторами, в отличие от моделей экзогенного экономического роста, в которых рост зависит от внешне задаваемых параметров.

Уильям Нордхаус родился в 1941 году в Альбукерке в состоятельной еврейской семье. Он является соавтором П.Самуэльсона в поздних изданиях (начиная с 12-го издания, 1985) учебника «Экономика: вводный анализ». На семинаре при обсуждении либерализации цен высказал критические замечания относительно параллельного существования твердых и свободных цен и предложил план D-day, где D - день либерализации цен. Программа должна была состоять в подготовке к этому дню и затем в управлении последствиями. С советской стороны в семинаре принимали участие П. Авен, Е. Гайдар, А. Чубайс, А. Шохин, Е.Ясин и другие «российские либералы». А теперь попробуйте самостоятельно определить вклад Е.Гайдара в «теорию» либерализации цен в России и теорию шоковой терапии!

Теория шоковой терапии в России потеряла свою актуальность именно тогда, когда страна подверглась массированному ограблению. В настоящее время с не менее амбициозными целями по ограблению уже всего мира выступает идея глобализации. Для функционирования свободной торговли в мировом масштабе потребовалась разработка теории и практики межгосударственного обмена на фоне транснациональных корпораций, которая бы позволяла государствам с разными валютами покупать и продавать товары друг у друга. Эту задачу выполнял золотой стандарт под названием международная система товарных денег, в которой национальные валюты были привязаны к золоту.

Исторически Англия первой приняла золотой стандарт в конце XVIII века и восстановила его после наполеоновских войн, где позиции Ротшильдов были особенно прочными. Введение золотого стандарта в Англии совпало во времени с так называемыми «опиумными войнами», которые Англия и, позже присоединившееся Франция, вели против Китая. В начале XIX века Китай был достаточно развитой страной, причем, несмотря на большое население, жизненный уровень среднего китайца был выше, чем среднего европейца. Китай продавал свои шелковые ткани, чай, фарфор всему миру за драгоценные металлы, основываясь на теории меркантилизма. В результате этой деятельности Китай аккумулировал огромные количества золота и серебра.

Британские банкиры решили заполучить эти металлы, для чего они стали силой навязывать Китаю опиум, который производился в Британской Индии. Опиум поставлялся в обмен на золото. Именно так и действовал «свободный рынок», подкрепляемый силой военного флота и пушек. В результате Китай «сел на опиумную иглу», а золото перекочевало в сейфы лондонских банкиров.

Второй причиной введения золотого стандарта Англий стала Англо-бурская война в Южной Африке в самом конце XIX века, в результате которой Англия установила контроль над местными месторождениями золота и алмазов. Опять-таки на «свободный рынок» золота вторгалась вполне ощутимая «железная рука» флота и пушек. В короткие сроки Южная Африка по добыче золота вышла на первое место в мире, а южноафриканское золото потекло в сейфы лондонских банкиров.

В начале 1909 года английская компания «Лена Голд Филдс», за которой стояли Ротшильды, приобрела крупный пакет акций российской компании «Лензолото», которая принадлежала российскому банкиру Гинзбургу, который также по своим национальным контактам был связан с кланом Ротшильдов, что и дальше упрочило английские позиции в области золотого стандарта.

Однако остальные страны Европы в XIX веке упорно сопротивлялись введению золотого стандарта. Прошло более полувека, прежде чем Ротшильдам удалось сломить это сопротивление. «Слабым звеном» оказалась Германия, которая сложилась как единое государство после победы во франко-прусской войне 1870-1871 годов. Германия получили контрибуцию от Франции в размере 5 млрд. франков в виде золота, что позволило «железному канцлеру» Бисмарку «обосновать» введение в стране золотой валюты.

Острая борьба между сторонниками серебряного и золотого стандарта шла в Североамериканских Соединенных Штатах. Кончилась эта борьба победой сторонников золотого стандарта, то есть опять же агентов Ротшильдов, и уже к 1870-м годам золотой стандарт стал часто рассматриваться как основа глобального процветания.

Напомню, под золотым стандартом понимается денежная система, в которой основной единицей расчетов является некоторое стандартизированное количество золота. В экономике, построенной на основе золотого стандарта, гарантируется, что каждая выпущенная денежная единица может по первому требованию обменяться на соответствующее количество золота. При расчетах между государствами, использующими золотой стандарт, устанавливают фиксированный обменный курс валют на основе соотношения этих валют к единице массы золота.

Сторонники золотого стандарта отмечают, что его использование делает экономику более стабильной, менее подверженной инфляции, поскольку при золотом стандарте правительство не может печатать деньги, не обеспеченные золотом и товарной массой, по своему усмотрению.

Импортер товаров или услуг при международных расчетах должен платить за импорт золотом. Если импорт превышает экспорт, то центральный банк регистрирует уменьшение золотого запаса. В наши дни, когда центральные банки выпускают необеспеченные золотом валюты, они в своей работе ориентируются на уровень инфляции, то есть если она повышается, то центральные банки считают, что денежной массы слишком много и наоборот.

Однако, со временем от непосредственного использования золота государства-участники стали отказываться по следующим причинам:

  1. невозможность быстрой дополнительной эмиссии в соответствии с потребностями денежного обращения;
  2. транспортировка золота является технически трудной и дорогой задачей;
  3. потеря золотых монет приводила к нарушению баланса денежного обращения и для его восстановления требовалось новое аналогичное количество золота;
  4. монеты из драгоценного металла подвержены износу и порче.

Появление бумажных денег решало именно эти задачи. Золото хранилось в одном месте и строго охранялось. Бумажные деньги являлись, по существу, сертификатом, который предоставлял его владельцу право требования. Рассчитываясь друг с другом бумажными деньгами, люди передавали право собственности на определенное количество золота без передачи самого золота. Отмена привязки валюты к золоту позволила проводить относительно произвольную денежную эмиссию.

Экономисты различают несколько видов золотого стандарта. Первым в классификации считается золотомонетный стандарт, который условно называют классическим золотым стандартом, который существовал в странах, денежная система которых была основана на золотых монетах. При этом выпускались также бумажные деньги, и любой владелец денежной банкноты мог обменять в банке бумажные деньги на золотые монеты или золотые слитки по установленному гарантированному паритету, который был зафиксирован на самих банкнотах. Этот вид стандарта существовал до тех пор, пока государство гарантировало свободный обмен бумажных денег на золото любому владельцу бумажных денег. Этот стандарт в Европе просуществовал до Первой мировой войны, в Соединенных штатах Америки до 1933 года, где он также был отменен, но не по причине войны, а в связи с экономическим кризисом. Попытки Великобритании и Франции вернуться к золотомонетному стандарту оказались невозможными по причине несоответствия золотых запасов наличию бумажных денег, находящихся в обращении.

Золотовалютным стандартом, называется стандарт обмена Соединенными штатами Америки золотое содержание доллара по курсу 35 долларов за тройскую унцию. Запасы золота, накопленные Соединенными штатами Америки на то время, составляли около 25 тысяч тонн.

Всем этим золотовалютным стандартам соответствовали практические шаги, которые как закрепляли золотовалютные стандарты, так и их отменяли. Поэтому, нельзя обойти вопрос современного монетаризма без рассмотрения кратко Бреттон-Вудской системы, то есть соглашения на уровне международной системы организации денежных отношений и торговых расчетов.

Система была закреплена в результате Бреттон-Вудской конференции, проходившей с 1 по 22 июля 1944 года и результатом конференции стала смена международной финансовой системы, основанной на «золотом стандарте». Конференция положила начало таким организациям, как Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Международный валютный фонд (МВФ).

Основой принятых договоренностей стала фиксация цены на золото в размере 35 долларов за тройскую унцию (31,1034768 грамма). Были установлены твердые обменные курсы для валют стран-участниц к ключевой валюте, в качестве которой был принят доллар США.

Президент США Ричард Никсон 15 августа 1971 года объявил о временном запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков по причине девальвации доллара, что привело к росту цены на золото с 35 до 38 долларов за 1 тройскую унцию.

В результате эти действий была созвана в марте 1973 года так называемая Ямайская конференция, которая декларировала доллар в качестве заменителя золота в международных расчетах. Федеральная Резервная Система стала «обслуживать» своим печатным станком почти весь мир, что усилило процессы глобализации и влияние ростовщического капитала на весь мир, и именно на этой основе произошла окончательная трансформация промышленного капитализма в финансовый.

С этого времени курсы валют потеряли золотую фиксацию и стали изменяться под воздействием спроса и предложения. Вторая Ямайская конференция подтвердила эти положения, которые действуют по настоящее время, хотя и продолжают проводиться консультации стран-участников по поводу новых принципов организации мировой валютной системы. Появление Европейского объединенного рынка в значительной степени затруднило распространение доллара на этой территории.

В результате, Центральные Банки крупнейших стран переориентировались с исследования вопросов валютного курса на исследование денежных агрегатов. Не следует забывать, что денежное обращение как совокупность денежных потоков делится на наличное и безналичное. В странах с развитой рыночной экономикой безналичное обращение намного превышает наличное и составляет долю более 95%. В странах Третьего мира с бандитским управлением эта пропорция представляет из себя зеркальное отображение поскольку наличные деньги намного ликвиднее безналичных.

В результате следует констатировать, что денежные агрегаты являются чисто экономическими категориями и основаны на денежной массе, то есть запасе денег в государстве, который представляет сумму денег у правительства, фирм, банков, граждан, на счетах, в пути, в кошельках, в «чулках» и т.п.

В теории денежные агрегаты представляют группировку банковских счетов по степени быстроты превращения средств на этих счетах в наличные деньги. Система агрегатов денежной массы представляет собой «матрешку», в которой каждый предыдущий агрегат «вставлен» в каждый последующий. Обозначаются они следующими символами от М0 до М4. Любая литература по финансам прекрасно расписывает этот вопрос и нет никакого смысла на нем останавливаться.

Что касается советской экономики, то в целях оздоровления денежного обращения в 1923 году в СССР была выпущена золотая монета номиналом в «один червонец», содержавшая 7,74235 грамма золота, то есть ровно столько, сколько содержали 10 рублей образца 1897 года. Однако тираж советского червонца был мал, а размен на него бумажных денег был сильно ограничен. Параллельно советскому червонцу чеканились и царские золотые десятки, использовавшиеся для внешнеторговых операций. С началом индустриализации курс рубля начал падать, а с 1937 года был введен в обращение новый червонец, который не был конвертируемым в золото даже теоретически.

Выше были кратко описаны практические шаги по «урегулированию» отношений между государствами в эпоху глобализма, однако и «теория», рассматривающая экономические процессы не стояла на месте. Наиболее одиозным из этих «теоретиков» был Карл Пауль Поланьи (1886-1964) годы жизни, американский и канадский экономист, антрополог, социолог и политический философ, один из основоположников экономической антропологии.

Родился он в еврейской семье, его дед по материнской линии Ассир Лазаревич Воль был раввином, мать Поланьи Сесилия Вол была революционеркой, равно как и его жена. Его отец Михай Поллачек родился соответственно также в богатой еврейской семье выходцев из Австро-Венгерской империи.

Свои идеи под названием «Великая трансформация» он опубликовал в 1944 году. В своем синтезе классической социальной теории Поланьи свел воедино темы Маркса, Дюркгейма, Вебера, чтобы создать альтернативу классической политической экономии, как либеральной, так и марксистской экономике.

Все четыре автора, вместе с автором этой теории были евреями. Давид Эмиль Дюркгейм (1858-1917), годы жизни, французский социолог и философ, основатель французской социологической школы и предшественник структурно-функционального анализа. Дюркгейм родился в лотарингском Эпинале в религиозной еврейской семье. Его отец, дед и прадед служили раввинами.

Думаю, что Поланьи попытался соединить несоединимое, если подходить к этому вопросу с «теоретических» позиций. Если же подойти с практической стороны, то, думаю, что это обычный рекламный шаг, как бы это сказали сегодня. Всем известно, что чем тебя более «ругают», тем ты более на слуху. Именно таким образом приобретается сегодня известность, особенно в еврейских кругах, поскольку его «теоретические» изыскания «уперлись в тупик» по причине несовместимости экономических подходов.

Не думаю, что следует вдаваться в рассмотрение этой «теории» по причине ее эклектики. Еще одним доказательством бесперспективности его анализа является тот факт, что ни одна теория этих трех авторов, которых он «критиковал» уже фактически на работает и изучается лишь в курсе «истории экономических учений. Даже «шум», поднятый вокруг «теории» Поланьи не помог ему утвердиться среди столпов политэкономии. После неудачной публикации своей книги Поланьи сосредоточился на историко-антропологических исследованиях.

Роджер Брюс Майерсон (1951-), американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 2007 года за «создание основ теории оптимальных механизмов». Родился в еврейской семье в Бостоне.

Новаторство и вклад в Нобелевскую премию Майерсона заключаются в том, что он «обнаружил» фундаментальную связь между распределением, которое должно быть осуществлено, и денежными стимулами, побуждающими агентов раскрывать свою информацию. Суть теории экономических механизмов Майерсона в том, что он разработал методы для того, чтобы отличить ситуацию, в которой рынок работает хорошо от неработающего рынка. Основная его теорема названа теоремой эквивалентности доходов, чаще всего используемая при разработке теории аукционов. Он использовал теорию игр Нэша в политологии для того, чтобы изучать и сравнивать, как работают избирательные системы.

Сэр Рой Форбс Харрод (1900-1978) годы жизни, английский экономист, автор модели Харрода-Домара разработал понятие «коэффициента капитала», которое трактуется им как отношение всей величины используемого капитала к национальному доходу за определенный период времени, то есть как своеобразный показатель «капиталоемкости» единицы национального дохода.

Вместе с тем неокейнсианство выдвинуло вопрос о типах технического прогресса, выделяя, с одной стороны, технический прогресс, который ведет к экономии живого труда, а с другой технический прогресс, обеспечивающий экономию общественного труда в средствах производства. «Нейтральным» именуется такой вид развития техники, при котором уравновешиваются эти тенденции. Дополняя теорию воспроизводства Дж.М.Кейнса, неокейнсианцы также выдвинули «свою» теорию акселератора, которая рассматривает обратную зависимость совокупного объема капиталовложений от изменений величины национального дохода.

Сэр Джон Ричард Хикс (1904-1989) годы жизни, английский экономист, Лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля 1972 года «за новаторский вклад в теорию общего равновесия и теорию благосостояния».

Джеймс Макгилл Бьюкенен-младший (1919-2013) годы жизни, американский экономист, лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля 1986 года «за исследование договорных и конституционных основ теории принятия экономических и политических решений». Является одним из основателей школы новой политической экономии.

Его «конституционная экономика» является научно-практическим направлением на стыке экономики и конституционализма, описывающее и анализирующее взаимное влияние правовых и экономических факторов при принятии государственных решений, которые затрагивают экономические и социальные права, гарантированные в Конституции.

Бьюкенен отверг любую основополагающую концепцию, при которой государство интеллектуально превосходит своих граждан. Эта его философская позиция является основой конституционной экономики. По его мнению, конституция должна балансировать интересы государства, общества и отдельного индивидуума.

В результате рассмотрения подходов к экономической науке можно констатировать, что для нового направления в политэкономии характерно то, что по сути ее определяет активное использование методов и результатов нового институционализма для анализа традиционных вопросов политологии. Новая политэкономия исходит из модели, когда принятие политических решений делегируется особой группе индивидов, что обусловлено необходимостью. Вот вам и «экономический» подход, обосновывающий создание мирового правительства! «Теоретическая база» для обоснования процесса формирования мирового правительсва уже готова!

Здесь сделаем остановку и совершим небольшой экскурс в не очень далекую историю. Дело в том, что «либерализация», как и многое другое из явлений новейшей экономической истории, уже имела место быть в жизни человечества. В 1820 году британский парламент принял так называемую «Декларацию принципов», которая представляла собой манифест в защиту свободной торговли. Декларация выражала интересы английских промышленников, торговцев и банкиров, которые группировались вокруг Банка Англии, банка Натана Ротшильда, торгового и банкирского дома братьев Бэрингов, которым стало уже тесно в рамках внутреннего рынка.

Идейно‑теоретической базой декларации была все та же экономическая теория Адама Смита, позднее дополненная теорией сравнительных издержек производства Давида Риккардо, известного биржевого спекулянта и друга Натана Ротшильда. И к началу XX века в мире уже действительно преобладал дух «открытых дверей». Тогда была своя либерализация мировых хозяйственных связей в угоду мировой финансовой олигархии, которая принципиально ничем не уступала либерализации конца XX века.

«Либерализация» в сфере международной торговли имеет и другой важный аспект. Расширение сферы рыночных отношений в мире в прошедшие два десятилетия достигалось активным втягиванием стран в орбиту Всемирной торговой организации. Эта организация потребовала от государств отмены всяких барьеров, затруднявших проникновение транснациональных корпораций со своими товарами на внутренние рынки тех стран, которые еще не были «интегрированы» в мировую экономику. После завершения этого процесса само понятие «внутренний», «национальный» рынок потеряло всякий смысл. Не следует забывать, что перемещение товаров и услуг внутри транснациональной корпорации являются беспошлинными.

Либерализация международного движения капитала заключается в снятии национальными государствами ограничений и запретов на ввоз и вывоз капитала в любых формах. По сути, всеобщая либерализация международного движения капитала составляет суть финансовой глобализации, которая и стала доминирующей тенденцией развития мировой «экономики».

 

Выводы

 

Вот мы и подошли к основной цели развития «буржуазной» политэкономии наиболее яркими представителями ростовщического капитала. Вся история изучения «экономических теорий» представляет из себя обоснование теории наживы рамках отдельных государств до тех пор, пока у национальной буржуазии хватало сил лишь на ограбление своих народов. Но как только этот процесс стал тормозом в деле накопления капиталов, стали появляться «интернациональные» теории, получившие общее название «глобализация». Именно эти процессы, во многом далекие от экономических процессов, стали определять внешнюю политику развитых государств на основе силы оружия. Коррупция в высших эшелонах власти также приобрела значительный размах, поскольку именно она предшествует применению «горячих методов убеждения» с применением оружия в межнациональных конфликтах при несговорчивости руководства отдельных государств, стоящих «на пути глобального прогресса».

Возвращаясь к истории экономических учений отмечу всю ту «научную пену» с помощью которой представители институционализма «резко критиковали» маржинализм, неоклассическую теорию рыночного равновесия с ее методологическим принципом предельной полезности и производительности, считали их формализованными абстракциями, доказывали ограниченность рынка и рыночного равновесия как универсального механизма распределения ограниченных ресурсов. Кроме того, они утверждали, что классическое общество свободной конкуренции XIX века не отвечало реалиям современности, а рынок превратился в один из экономических институтов. Другими элементами таких институтов стали корпорация и государство. Так, корпорация ими рассматривается в качестве института, в котором происходит отделение собственности от управления и осуществляется планомерное развитие в сочетании со стихией мелкого и среднего предпринимательства, что в значительной мере вуалирует истинные цели этого процесса, уводя «дискуссию» в ложное направление.

Однако ключевым экономическим институтом и основой современного ему общества, новой системы, представители институционализма считали государство, которое призвано осуществлять активную социальную политику, применять индикативное планирование и регулирование хозяйственной жизни. Разрабатывая теорию глобализации, теоретики от политэкономии упустили из виду такой удивительный современный процесс, происходящий на наших глазах, под названием «платформы». Этот процесс нуждается в политэкономическом исследовании и только-только начинает принимать форму теоретических исследований. Основные позиции этого процесса будут рассмотрены в следующей главе.