4.1. Представители математической школы, основанной на «классической теории политэкономии

4.1. Представители математической школы, основанной на «классической теории политэкономии

Одним из самых интересных направлений советской экономической мысли является математическое моделирование экономических процессов. Используя «теоретические» позиции трудовой теории стоимости Маркса, они пытались построить математические модели планового хозяйства. Очень важно отметить, что развивали это направление «чистые» математики без достаточной проработки философии экономических процессов. Кроме этого классическая теория политэкономии является искусственной теорией, на базе которой невозможно построить стройных расчетов, которые бы с успехом применялись на практике. Вывод этот, хотя и слабо, но уже проглядывается на протяжении вышеизложенного материала, а именно, вся «теория» политэкономии, развиваемая ростовщиками, является заказной и ничего не имеет с реальными процессами, происходящими в экономике.

«Изобретение», например, транспортной задачи имеет интересную теоретическую постановку, но на практике никогда с успехом применена не была в Советском государстве. И теорий таких предостаточно, которые высоко ценятся на Западе, но не могут быть применены в условиях «планового хозяйства» на основе теории К.Маркса. Нельзя забывать, что теория Маркса была доминирующей в Советском Союзе и отход от нее многим научным работникам стоил жизни и не только в области общественных наук.

Итак, во второй половине XX века российская экономическая наука в лице В.В.Новожилова (1892-1970) годы жизни, В.С.Немчинова (1894-1964) годы жизни и Л.В.Канторовича (1912-1986) годы жизни внесла «весомый» вклад в математическое моделирование макроэкономических систем, основанных на классической теории политэкономии.

Развитие экономики государства рабочих и крестьян потребовало количественных показателей, и в 1920 годы был создан первый межотраслевой баланс. Он и послужил толчком в деле создания и исследования математических моделей. Разработка межотраслевого баланса в 1924-1925 годах в СССР повлияла на работы экономиста и статистика Василия Васильевича Леонтьева, который первоначально разработал межотраслевую модель производства и распределения продукции, основанную именно на трудовой теории.

Готовили почву для Советской математической школы и такие экономисты как Александр Васильевич Чаянов, Николай Дмитриевич Кондратьев и Леонид Наумович Юровский.

Так, А.В.Чаянов считается одним из последних российских энциклопедистов, который за свою жизнь написал более 200 книг. По образованию и профессии он был ученым-аграрником. Никогда не занимался политикой, но, изучив опыт зарубежных стран, создал систему теоретических принципов аграрной реформы, состоящую из трех основных частей: концепцию трудового хозяйства отдельной крестьянской семьи, теорию крестьянской кооперации, теорию организации аграрного сектора в целом.

Он разработал методику определения оптимальных размеров сельхозпредприятия на основе минимизации издержек производства и обращения. В конце жизни центр внимания в исследованиях перенес на организацию крупных и крупнейших сельскохозяйственных предприятий.

Н.Д.Кондратьев по происхождению был крестьянином. Выпускник экономического отделения юридического факультета Петербургского университета. С 1920 года был директором Конъюнктурного института, был убежденным сторонником товарно-рыночной модели социалистического хозяйства. В 1930 году был арестован как глава «Трудовой крестьянской партии», в 1938 году расстрелян.

При активном участии Кондратьева был разработан первый в истории перспективный план развития сельского хозяйства на 1923-1928 годы. Он выдвинул концепцию параллельного равновесного развития сельского хозяйства и промышленности. Кондратьев исходил из необходимости сочетания рыночного и планового начал в экономическом развитии страны, его программа ориентировалась на первоочередную поддержку семейных трудовых хозяйств.

Как Чаянов, так и Кондратьев решение аграрного вопроса видели в социализации земли с небольшими теоретическими отклонениями. Сущность социализации, с их точки зрения заключалась в уравнительном распределении земли по трудовой и по потребительской норме надела, чтобы доход с земли удовлетворил все потребности этой самой семьи.

Леонид Наумович Юровский (1884-1938), годы жизни, родился в еврейской семье почетного гражданина Одессы купца I гильдии Наума Яковлевича Юровского. 5 июля 1902 года в Софийском кафедральном соборе в Киеве принял православное крещение, что «поспособствовало» зачислению его в этом же году в Санкт-Петербургский политехнический институт по электромеханической специальности. Однако позже он был переведен на экономическое отделение по «неизвестной» причине. По окончании института был командирован за границу слушать лекции в Берлинский университет и университете Мюнхена. 21 мая 1908 году защитил итоговую работу на тему «Русский хлебный рынок. Опыт статистического исследования» в Петербургском политехническом институте. В 1910 защитил докторскую диссертацию в Мюнхенском университете.

В августе 1917 назначен управляющим Особым статистико-экономическим отделом министерства продовольствия Временного правительства, ректором организованного в 1918 института народного хозяйства, членом губернской плановой комиссии. В 1919 году издал монографию «Очерки по теории цены».

Осенью 1921 года Юровский переехал в Москву и был назначен заведующим отделом иностранной статистики Центрального статистического управления. В июле 1923 года стал начальником валютного управления. В феврале 1926 года назначен членом коллегии Наркомфина. В 1930 году арестован по делу «Трудовой крестьянской партии», 1938 году осужден по обвинению в контрреволюционной деятельности и в тот же день расстрелян.

Юровский считал несостоятельными как трудовую теорию стоимости, так и теорию предельной полезности. Все внимание сосредоточивал на теории цены. Он считается идеологом денежной реформы 1922-1924 годов. Главную причину трудностей в денежном обороте и экономическом развитии в целом видел в завышенных темпах планируемой Госпланом индустриализации, не опиравшейся на реальные ресурсы.

Экономист-математик Евгений Евгеньевич Слуцкий (1880-1948) годы жизни, родился в 1880 году в еврейской семье в селе Новом Ярославской губернии. Он подготовил работу «К теории сбалансированного бюджета потребителя» на основе теории предельной полезности, утверждая, что категория полезности формируется под влиянием изменения цен и доходов и именно эти факторы обусловливают систему предпочтений потребителей.

Слуцкий является одним из создателей современной теории случайных функций. Он также вел работы по параметрам корреляции, а в последние годы жизни работал над составлением таблиц функций от нескольких переменных.

Опять же видим в исследованиях вышеперечисленных авторов приоритет именно математических методов над теорией и философией экономических процессов, происходящих в обществе. Мало этого, вышеперечисленные «математики» отрицали трудовую теорию стоимости и стояли на «буржуазных» позициях в развитии своих математических доказательств, что в какой-то мере являлось правильным с точки зрения экономической «теории», но не взглядов на эту проблему высшего руководства страны Советов.

Наиболее ярким представителем математической школы в Советском Союзе является Канторович Леонид Витальевич (1912-1986) годы жизни, единственный отечественный экономист, удостоенный Нобелевской премии по экономике. Он родился в семье врача-венеролога Хаима Моисеевича Канторовича (1855-1922) годы жизни и зубного врача Песи Гиршевны Закс (1874-1942) годы жизни, незадолго до того перебравшихся в Петербург из Вильно.

В 1939 году при решении производственной задачи по раскрою материала Канторовичем был разработан специальный метод, который положил начало новому разделу математики под названием линейное программирование, которое само по себе с точки зрения математики было значительным шагом в деле оптимального расхода ресурсов на микроуровне.

Однако, позже распространив этот метод на макроуровень термин «программирование» разработчики математического направления в экономике стали понимать в смысле «планирования», чем значительно выхолостили философию экономических процессов.

Василий Васильевич Леонтьев (1905-1999) годы жизни, американский экономист российского происхождения, создатель теории межотраслевого анализа, лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля за 1973 год за развитие метода «затраты-выпуск» и за его применение к важным экономическим проблемам. Родился Леонтьев в еврейской семье, однако сразу после рождения младенец был крещен.

Нельзя упускать из виду, что анализ по методу «затраты-выпуск» относится к той области экономики, создателем которой был французский экономист XIX века Леон Вальрас и которая известна как теория всеобщего равновесия. До Вальраса к решению этого вопроса подошел и Кенэ со своими таблицами, которые теоретически вполне удовлетворяли стратегию для построения модели «затраты-выпуск»

Математическую теорию, примененную в рамках теории предельной полезности я планирую рассмотреть в следующем разделе книги.

Экономисты, даже более жизнеспособного подхода на основе теории предельной полезности в течение длительного времени осознавали тот факт, что анализ частичного равновесия серьезно искажает реальность, если масштабы промышленности или степень изменений, которые подвергаются изучению, достаточно велики. Классическая же теория политэкономии в данном подходе искажает их глобально, что приводит к невозможности использования математических расчетов на уровне макроэкономики с приемлемой степенью достоверности.

Применение Леонтьевым системы Вальраса для решения этой проблемы связаны с составлением шахматных балансов, которые любой заинтересованный читатель сможет найти в интернете. На базе, предложенной теории математических расчетов шахматные балансы начали составляться для хозяйства некоторых американских городов. Постепенно составление таких балансов стало стандартной операцией. Позже Леонтьев перенес воздействия различных экономических стратегий на окружающую среду, что давало большие результаты по сравнению с расчетами чисто экономических процессов. Отмечу, что в обоих случаях Нобелевские премии присуждались изначально за математический подход, экономические результаты стояли на втором месте, что принципиально искажало философию данной стратегии.

Первая в СССР динамическая межотраслевая модель национальной экономики была разработана в Новосибирске доктором экономических наук Николаем Филипповичем Шатиловым. Первые плановые межотраслевые балансы в стоимостном и натуральном выражении были построены в 1962 году. Далее работы были распространены на республики и регионы. По данным за 1966 года межотраслевые балансы были построены по всем союзным республикам и экономическим районам РСФСР. Однако, «эффективность» этих балансов до сих пор остается туманной.

Уместно упомянуть методологические разработки и прогнозные оценки Григория Александровича Фельдмана (1884-1958) годы жизни. Он родился в семье купца первой гильдии Александра Яковлевича Фельдмана, занимающего порядка десяти различных должностей одновременно, перечислять которые бессмысленно.

Построенная Г.А.Фельдманом экономико-математическая модель отражала взаимосвязь темпов, фондоотдачи и производительности. Он занимался анализом динамики экономического развития США и СССР, разработал экономико-математическую модель и концепцию темпов экономического роста, рассчитал национальный доход СССР на 1926-1950 годы.

Немчинов Василий Сергеевич (1894-1964) годы жизни, советский экономист, статистик, один из основоположников экономико-математического направления отечественной экономической науки, академик Академии наук СССР (1946) и БССР (1940), а также ВАСХНИЛ (1948).

Дальнейшее рассмотрение взглядов ученых-математиков, разрабатывающих математическое направление в экономике не имеет смысла, поскольку данное направление, основанное на искусственной теории классической политэкономии, зашло в тупик и не продемонстрировало каких-либо реальных практических результатов. Затоваривание и дефицит были неотъемлемыми спутниками социалистического способа производства, Госплан СССР отчитывался о разработке и применении межотраслевых балансов, однако ситуация в области товарного наполнения ухудшалась с каждым годом.

Далее рассмотрим организационные структуры советской экономической науки, возникшие на основе математического подхода расчета оптимального народно-хозяйственного плана. На этой «теоретической» базе сформировались научные школы, которым были выделены значительные как материальные, так и организационные ресурсы. Пик развития нучных школ в отечественной экономической науке приходится на период 1950-1990 годы, которые складывались на базе уже существующих ведущих научно-исследовательских центров, университетов, высших учебных заведений путем их искусственного «объединения» в единый «кулак» одного из направлений развития экономической науки в рамках «трудовой теории стоимости». Каждый из подобных центров обычно издавал свой теоретический журнал или ученые записки. Ученые одного центра или школы, как правило, не могли свободно переходить из одного направления исследования в другое, их могли только переводить «вышестоящие организации».

В Москве, например, проблемы теории и практики планирования разрабатывались в Лаборатории экономико-математических методов, Научно-исследовательском экономическом институте при Госплане СССР, Государственном вычислительном центре Госплана СССР. Основы теории и модели оптимизации хозяйственных планов создавались коллективами Центрального экономико-математического института АН СССР и Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР, расположенного в Новосибирске.

Одним из центров экономической науки был Институт экономики АН СССР, расположенный в Москве. Его проблематика в общих чертах составляла исследования в области общих проблемы политической экономии, проблем оптимизации производства, теории хозрасчетных отношений, проблем хозяйственного механизма.

В Ленинграде экономические силы концентрировались вокруг Государственного Университета, Экономико-статистического института, других учебных заведений и научных организаций города на Неве.

Время от времени на государственном уровне проводились «научные дискуссии» в рамках марксисткой политэкономии. Например, дискуссия 1951 года по структуре и содержанию нового учебника «Политическая экономия» проходила под контролем ЦК КПСС. На основе материалов дискуссии была опубликована работа И.В.Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» в 1952 году.

Работа над учебником и его выход практически закрепили «самоизоляцию» отечественной науки от западной экономической мысли и обозначили идеологические постулаты, которых были обязаны придерживаться преподаватели и научные работники всех вузов и научных центров страны.

Дискуссия по совершенствованию хозяйственного механизма, которая проходила уже после смерти Сталина, была связана с решением практических задач по проведению экономической реформы, названной реформой Н.Косыгина, которая в конце концов также осталась незавершенной по причине непроработанности теоретических проблем политэкономии социализма.

За схоластическими спорами об исходной политэкономической «клеточке» «развитого социализма», в качестве которой был заранее выбраны два варианта, как то «планомерность» и «товар при социализме», теоретики от политэкономии упустили решения назревших проблем ценообразования, совершенствования форм оплаты труда, методов стимулирования технического прогресса, что и явилось в конечном счете причиной, приведшей к «перестройке» 1985 года.

Уже впоследствии, радикальные преобразования, начавшиеся с либерализации цен в 1992 году, не имели под собой четкой теоретической концепции. Переход к рынку начался по модели «шоковой терапии» с использованием опыта экономических преобразований в Польше. Реформаторы отвергли промежуточные программы и заявили о движении к «чистому капитализму». Отсутствие концептуальной основы преобразований и стратегической программы явились одной из основных причин трудностей и ошибок, допущенных руководителями реформ. Наиболее одиозной «теоретической» программой того времени явилась программа «500 дней» Григория Явлинского.

 

 

Выводы

 

Математики-теоретики страны Советов активно взялись выполнять задачу Коммунистической партии в деле разработки теории планирования и применении математического аппарата к экономическим процессам. С математических позиций никаких претензий к этому направлению науки, думаю, что нет. Отсутствие проработанной теории на основе философского подхода к экономическим процессам не позволило создать полноценную рабочую модель народнохозяйственного плана СССР. Огромное количество научных работников до сих пор пытаются найти «практические» зерна в «теории» Маркса и продолжают развивать ее, однако практика наглядно показала неэффективность этого политэкономического направления. Нельзя забывать и заказчиков этой «теории», а также ее последователей, основная масса которых была последователями «денежного человека».

Удивительно точным, но забытым понятием, связанным с моим исследованием, стал термин «этический социализм», который впервые был выдвинут Розой Люксембург по отношению к марксистским ревизионистам Эдуарду Бернштейну и его сторонниками-реформаторам. Позже этот термин сошел со сцены научных терминов по причине его «чрезмерной точности».

По мнению Людвига фон Мизеса и его ученика Фридриха фон Хайека, теории, которых мы рассмотрим ниже, социалистическая экономика не может функционировать на длительных временных интервалах, так как у нее нет внутренних механизмов развития. По их мнению, регулируемая экономика социализма представляет из себя царство произвола составителей планов.

Мизес и Хайек совершенно правильно стояли на позиции о том, что централизованно устанавливаемые цены не отражают спроса и предложения, перестают служить указателем, в каком направлении следует развиваться производству, чтобы обеспечить экономическое равновесие. Они считали, что отказ от экономической свободы, от рыночного ценообразования ведет к диктатуре и рабству, и что социалистические идеи регулируемой экономики губительны по своей экономической природе.

Исчезает из экономического пространства возможность отдельного человека принимать самостоятельные решения в области потребления в результате отсутствия этого самого выбора в виде набора конкурирующих товаров. Объективно это приводит к потере инициативы на местах и слепого выполнения команд сверху. Именно в этом и заключается принцип построения математической модели плановой экономики с учетом функций, выполняемых практически каждым работником в государстве. Думаю, что практика социалистического строительства на основе плановой экономики и математических балансов наглядно показала результат этой работы.

Кроме этого чисто философское дополнение: реальная действительность не имеет ничего общего с равномерно функционирующей экономической системой. Абсурдно также считать, что польза, приносимая конструкцией равномерно функционирующей экономики, тем больше, чем больше объект исследования.

Ну и последнее, но не последнее по значимости замечание: все главные исполнители заказа «Партии и Правительства» в области математических расчетов балансов представляли из себя ростовщическую когорту на почве нового планового хозяйства, что совершенно не стало для них каким-либо препятствием в деле накопления «капитала», который трансформировался на новой социалистической почве, изменив ими же созданные стандарты товарно-денежного функционирования.