9.0. Теория и практика платформенных технологий

9.0. Теория и практика платформенных технологий

Этот параграф написан об кардинальных изменениях, которые «преодолевает» экономическая теория на современном этапе. Изменения эти носят название «цифровая экономика», которая представляет из себя глобальную технологическую революцию. Язык электронного взаимодействия каждой компании со своим потребителем через интернет-сервисы позволят гибко контролировать настроение рынка своих услуг по всему миру, не выходя из офиса компании. Подходы к работе в любой отрасли как промышленности, так и услуг начинают постепенно приближаться к специфике деятельности IT-компаний. Бизнес-аналитики на основе контроля за данными в реальном режиме времени в состоянии быстро принимать управленческие решения, что дает экономический эффект в кратчайшие сроки на предприятиях, расположенных в любой точке мира.

Итак, платформой называют IT концепцию, которая радикально изменяет бизнес, экономику и общество в целом. Под платформой понимается совершенно иной подход к функционированию экономики, отличающийся от принятого на современном этапе учета материального производства в виде автоматизированного сборочного производства. Даже применение цифровых технологий не меняет сборочный процесс производства принципиально. Платформенное же «производство» представляет из себя нечто принципиально новое, характеризующее современное цифровое развитие экономических отношений, где размываются грани производителя и потребителя, столь долго поддерживаемые доцифровой экономической наукой.

На современном этапе, практически на протяжении жизни одного поколения людей возникли совершенно новые экономические отношения, на основе изменения структуры «производства», если можно так выразиться, которые представляют из себя социальные сети, которые уже совсем не укладываются в принципы работы материального производства.

Я не рассматриваю технические принципы работы платформ, оставляя этот вопрос на совести программистов. Моя задача показать экономические вопросы окупаемости затрат, связанные с инвестированием в совершенно новое направление деятельности, показать, что теоретики от экономики, особенно в России, значительно отстают в вопросах философского осмысления этих процессов. И это неудивительно, поскольку Россия работает на чужом «железе» и на чужом программном обеспечении. Сколково с его российскими операционными системами так и не добилось ощутимых результатов ни по одному из направлений деятельности.

Вернемся к процессам, имеющим место на Западе, поскольку эти идеи распространяются по миру именно оттуда, завоевывая все большее число его «последователей», и процесс этот связан, прежде всего с размером сети. Новым в этих утверждениях является процесс организации беспрепятственного доступа пользователей к ряду функций, которые «открыты» для посещения самой компанией. Кроме этого, например, на сайте Youtube, каждый может выложить свой ролик в отличие от прошлого века, когда такие фильмы делали кинокомпании с огромными бюджетами. Кроме этого на сайте существует бесплатная автоматическая услуга по улучшению размещаемого ролика, например, сглаживаются дергания камеры, сделанного непрофессионалом фильма с рук. Возможно есть и другие автоматические услуги, но я столкнулся пока только с этой при размещении своего ролика.

Виртуальное пространство стимулирует владельцев рекламных компаний экономить на штате дизайнеров, проводя конкурсы с призами, например, на раскраску самолета для вновь образуемой авиакомпании, логотипов футболок и так далее, перенося временные затраты на пользователей сети. Авторы рекламных платформ называют этот процесс «сменой сторон».

При росте желающих участвовать в конкурсе возникает проблема регулирования процесса отбора на ранних стадиях подачи заявки, вводя всевозможные ограничения. На этом этапе вступают в работу программисты, разрабатывая алгоритмы логического отсева некомпетентных предложений, которые устанавливает специалист-дизайнер высокой квалификации. В результате проводимой политики затраты рекламной фирмы резко падают, зарплаты программистов-профессионалов возрастают, что приводит к перераспределению бюджета всей компании с общей тенденцией к его понижению.

Вторым важным платформенным вопросом является механизм сбора, систематизации и использования данных, которые также обрабатываются заранее разработанными алгоритмами. Поэтому можно утверждать, что создание стоимости «товара» принципиально отличается от всего того, что было рассмотрено выше, и на базе платформенной технологии она создается в результате превращения данных в «цифровой интеллект». Возникает очень важный вопрос в связи с цифровой обработкой данных, а именно монетизация информации в процессе ее коммерческого использования.

За последнее десятилетие в мире появилось множество цифровых платформ, использующих бизнес-модели, основанные на данных, и трансформирующих существующие отрасли экономики. О значимости этих платформ говорит тот факт, что семь из восьми крупнейших компаний мира по показателю рыночной капитализации используют именно платформенные бизнес-модели.

Уже появилась и классификация платформ, которая представляет такие как операционные и инновационные платформы. Операционные платформы представляют из себя многосторонние рынки с инфраструктурой, работающей в режиме онлайн и обеспечивающей осуществление операций между различными сторонами. Инновационные платформы представляют собой среду, в которой разработчики кодов и контента создают приложения и программное обеспечение в форме операционных систем или технологических стандартов.

Рост цифровых операционных платформ напрямую связан с их способностью собирать, анализировать и систематизировать цифровые данные с целью их монетизации. Удачными примерами такой работы являются такие электронные платформы как «Microsoft», «Apple», «Amazon», «Google», «Facebook», «Alibaba», на которые уже сегодня приходится две трети совокупной капитализации рынка. Крайне негативным и унизительным для российских управленцев является тот факт, что капитализация только одной американской компании в области IT технологий превышает валовый внутренней продукт России в целом. Такой компанией является компания Apple, Microsoft также от нее мало в чем отстает. Китайские торговые IT компании наступают вышеперечисленным компаниям «на пятки» в области доходов.

Рост цифровой экономики способствует появлению множества новых экономических возможностей, которые могут содействовать улучшению социальных показателей, развитию инноваций и повышению производительности. Они заставляют людей, работающих на старых экономических принципах либо переучиваться, либо менять свое место работы. В связи с этим значительно возрастает роль обучающих центров, непосредственно в платформенной компании, либо в группе таких компаний, объединенных с целью переподготовки своих специалистов. Структура ВУЗов значительно запаздывает в этом направлении по причине отсутствия специалистов-практиков. Объективной причиной этого является их оторванность от непосредственного производства, что приводит лишь к пересказыванию учебников, которые устаревают уже при подготовке к печати. Преподавателям же объединенных центров при платформенных компания нет никакого интереса преподавать студентам-первокурсникам, которые не заинтересованы в успехе по большей части и еще даже не представляют где они будут работать.

Воздействие, оказываемое на создание стоимости и получение выгод в платформенном производстве, можно рассматривать с точки зрения нескольких экономических аспектов таких как повышение производительности труда, добавленной стоимости, уменьшения занятости за счет перенесение части функций на потребителя. В связи с этим встает вопрос сложности оценки стоимости, создаваемой в цифровой экономике поскольку еще нет общепринятого определения самой цифровой экономики, не хватает достоверных статистических данных о ее ключевых компонентах и аспектах.

Менеджеры же крупнейших цифровых платформ не спешат раскрывать тайны своего бизнеса и все, что может увидеть заинтересованный исследователь, так это косвенные данные и принципы работы компании, например, «Google», «Facebook» на которые приходится до двух третей мирового рынка социальных сетей, и их платформы являются самыми популярными среди социальных сетей в более 90% стран мира. Почти 40% мировых розничных онлайн-продаж осуществляется через сеть компании «Amazon», а на его дочернюю компанию «Amazon Web Service» приходится примерно такая же доля мирового рынка услуг в сфере облачной инфраструктуры. В Китае коммуникационная сеть «Vichat» насчитывает более миллиарда активных пользователей, и ее платежная система вместе с системой «Alipay» охватывает практически весь китайский рынок платежей, осуществляемых через сеть сотовой связи. При этом на компанию «Alibaba» приходится, по оценкам, почти 60% китайского рынка электронной торговли. Нельзя упускать из виду, что на Китай приходится практически половина жителей планеты, что может говорить об оборотах этой компании.

Ни одна розничная сеть магазинов на основе старых принципов торговли уже не в состоянии конкурировать с платформенными технологиями онлайн продаж. Думаю, что можно отметить в этом ключе продажу авиационных билетов. Так, за рубежом пользователь уже не сможет найти офисы по продаже этих самых билетов, все делается онлайн в этом сегменте продаж. Профессия продавца авиационных билетов там уже не существует.

Быстрое укрепление доминирующего положения этих крупнейших цифровых гигантов на рынке объясняется тем, что исчезают очереди, компьютер способен обработать сотни и тысячи транзакций одновременно. Второй важный фактор касается способности платформ извлекать, контролировать и анализировать данные о каждой транзакции и предлагать покупателю «сопутствующие услуги», например, при покупке авиационного билета система предлагает бронирование гостиниц, аренду автотранспорта, что несомненно приводит к увеличению числа пользователей, которые обращаются за покупками к платформенным технологиям.

В сфере платформенных технологий, также, как и в «обычной экономике» происходят процессы слияния и поглощения разных платформенных компаний. Однако, поскольку в большей мере они развиты за рубежом, то процесс этот осуществляется путем выкупа идей и технологий. Думаю, что «рейдерский захват» в данном случае просто невозможен по причине отсутствия носителей знаний, собранных в одном месте, работающих в конкурирующей компании, поскольку они могут быть разбросаны по всему миру.

К числу других мер экономического развития относятся стратегические инвестиции в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы и лоббирование своих интересов в директивных органах как на национальном, так и на международном уровнях. Кроме того, изучаются также возможности стратегических партнерств между многонациональными предприятиями в традиционных секторах и глобальными корпорациями, работающими на базе цифровых платформ.

На повестку дня выступают совершенно новые функции, такие как способность контролировать данные, что в конечном счете имеет стратегически важное значение, поскольку это позволяет превратить эти самые данные при соответствующей обработке в «цифровой интеллект». Практически в любой цепочке создания стоимости способность собирать, хранить, анализировать и преобразовывать данные усиливает влияние компании на рынке и создает конкурентные преимущества. Уже сегодня цифровые данные лежат в основе всех стремительно развивающихся цифровых технологий, таких как аналитика, искусственный интеллект, блокчейн и так далее. Неудивительно, что бизнес-модели, основанные на обработке данных, используются не только цифровыми платформами, но и все в большей степени ведущими компаниями в самых различных секторах.

В некоторых случаях знание местной специфики, например, преференций в запросах пользователей, условий интернет-трафика и культурных особенностей может также давать преимущество именно местным цифровым платформам, позволяя им предлагать услуги с учетом потребностей местного рынка. Здесь можно рассмотреть продажу, например, билетов в театры, хотя нельзя лишать возможности приобрести билеты и иностранцам, которые планируют посетить тот или иной регион планеты. Но процесс этот идет в «правильном направлении» и местные платформенные технологии неминуемо со временем будут поглощены глобальными цифровыми платформами, их контроль над данными, а также их способность создавать стоимость и затем получать выгоды, как правило, будет контролироваться глобальными компаниями. Россия в этом процессе сильно отстает, как это имело место в далеком 1954 году, когда кибернетика представителями партии и правительства была признана «буржуазной лженаукой».

Уже сегодня существует опасность того, что страны независимо от их уровня развития превратятся просто в поставщиков необработанных данных для глобальных цифровых платформ. Вопрос распределения «выгод» также является одним из вопросов экономистов-теоретиков. В этой связи задача правительств заключается в том, чтобы в тесном сотрудничестве с другими заинтересованными сторонами сформировать национальную цифровую экономику, установив «правила игры» для ее участников.

Также большим вопросом на современном этапе является вопрос разграничения прав и свобод доступа к платформенным технологиям на государственном уровне в разрезе предприятий и отраслей. Ведется ли эта работа на современном этапе и какова роль экономических аналитиков в этом вопросе в нашей стране остается загадкой. Для решения этой колоссальной задачи необходимо будет пересмотреть существующие и принять новые стратегии, законы и регулирующие положения практически во всех сферах деятельности. Можно с полной уверенностью констатировать, что существующие стратегии и регулирующие положения не поспевают за стремительным процессом преобразований, происходящих в экономике и обществе под влиянием цифровых технологий.

Следует констатировать также, что даже в развитых странах накоплено мало практического опыта в этих вопросах. Эволюция цифровой экономики требует нестандартного экономического мышления и анализа политики применительно к IT-сфере в целом. При разработке соответствующих стратегий необходимо учитывать процесс размывания границ между секторами в связи с повсеместным повышением роли услуг, а также серьезные трудности при применении национальных законов и регулирующих положений в отношении трансграничной торговли цифровыми услугами и продуктами.

В условиях нехватки соответствующих статистических и эмпирических данных и стремительного технологического прогресса выносимые рекомендации и принимаемые меры необходимо будет постоянно пересматривать, что нельзя было сказать о процессах, происходящих в экономике, например, средних веков.

В данном контексте ключевое значение имеют стратегические вопросы, касающиеся того, каким образом предоставлять права собственности и контроля над данными, укрепить доверие потребителей и обеспечивать защиту конфиденциальности данных, регулировать трансграничные потоки данных, формировать необходимые знания и навыки и расширять возможности для использования цифровых данных в интересах развития как отдельных стран, так и на уровне их «кооперации». Следовательно, необходимо разрабатывать экономико-организационную теорию на основе анализа процессов, происходящие на базе платформенного бизнеса. Это и процессы вознаграждения работников, принимающих участие в платформенном бизнесе по обе стороны рынка, и вопросы конфиденциальности и безопасности данных, циркулирующих в электронных сетях.

Важное значение имеют также различные механизмы обеспечения безопасности для защиты от преднамеренного злоупотребления данными. Необходимы соответствующие законы и регулирующие положения для противодействия хищению персональных данных для установления правил, определяющих, как и какие персональные данные можно собирать, использовать, передавать или удалять, а также для обеспечения того, чтобы бизнес-модели, основанные на данных, отвечали интересам всего общества в целом хранить и приумножать. В связи с этим, цифровая эпоха требует новой политики в области конкуренции и налогообложения, существующие механизмы необходимо ориентировать на формирование конкурентных и состязательных рынков в цифровую эпоху. Деятельность Фонда Борьбы с Коррупцией наглядно показала, что любые конфиденциальные данные можно купить на черном рынке, а их анализ и грамотная обработка приводит к феноминальным результатам.

Усилия, предпринимаемые для разграничения «сфер влияния» на региональном и глобальном уровнях, могут оказаться более эффективными в борьбе со злоупотреблениями и в осуществлении контроля за слияниями, а также в обеспечении доступа к крупнейшим платформам для местных и региональных компаний на справедливых условиях. Роль Антимонопольного Комитета в этом вопросе совершенно не просматривается, поскольку вопросы управления цифровыми данными и их регулирование является крайне трудной задачей, они затрагивают такие сферы, как права человека, торговля, создание экономической стоимости и получение выгод, соблюдение законодательства и обеспечение национальной безопасности. Поиск подходящих решений требует более широкого международного сотрудничества, интеграционных процессов и проведения диалога по этим ключевым вопросам платформенных технологий, что в свою очередь также является основанием для протекающей, трансформирующеся глобализации.

Не менее значимой проблемой платформенной технологии является монетизация платформы, однако ее решение происходит на уровне микроэкономики, взаимодействие же государств между собой по поводу платформенных технологий осуществляется уже на глобальном уровне, который изменил свое значение и в значительной степени растерял свойства макроуровня. Именно эти разнонаправленные процессы, протекающие на уровне макро- и микроэкономики, создают значительные трудности в объективной их оценки и выработки экономических рычагов их оптимального взаимодействия как в области учета, так и области монетизации.

Итак, теоретические вопросы монетизации можно начать с его простейшего подхода, а именно, любая попытка брать деньги с пользователей при их обращении к платформе, скорее всего, отпугнет их от платформы, оплата доступа без предварительного ознакомления с функциями платформы приведет к тому, что люди вообще не станут на нее заходить.

Чтобы найти способы монетизации необходимо понять каким образом можно определить создаваемую на платформе ценность. Роль экономистов и организаторов платформенного производства в данном вопросе запаздывает. Пока нет обобщенных данных, думаю, что эти подходы разрабатывает каждая компания для себя с учетом специфики своего бизнеса.

В наиболее общих подходах к решению этих вопросов, задачи по монетизации выглядят следующим образом: грамотно управляемые платформы создают и поддерживают систему курирования, которая объединяет нужных потребителей с нужными производителями. Именно этот процесс в самых общих чертах являет собой источники добавочного капитала, который создает платформа. Теоретически существуют четыре формы добавленной ценности, создаваемой платформами: доступ к созданию ценности, доступ к рынку, доступ к инструментам и курирование. Все четыре достигают высшей точки в их взаимодействии.

Взимание комиссии при совершении сделки, как правило, не отталкивает от присоединения к платформе и участия в ее жизни, поскольку эта самая комиссия включена в сумму сделки и потребитель ее просто не видит. Если комиссия чрезмерно высока, то это приведет к росту цены, что может сократить число транзакций. Эта проблема особенно ярко проявляется на платформах, которые связывают поставщиков услуг с потребителями и где нет цены товара как таковой. Эти взаимодействия могут ослаблять способность платформы удерживать ценность, создавая возможность для пользователей заключить сделку «на стороне».

Поэтому стоит констатировать, что модель монетизации устойчива, только тогда, когда она усиливает сетевые эффекты. Взимание оплаты с третьей стороны для доступа к сообществу эффективно только тогда, когда вносимый ими вклад, например, объявления о работе на сайте, предлагающем работу, расширяет ценность платформы для ее пользователей. На сайте поиска работы при заключении сделки оплачивает услугу только компания, заинтересованная в работнике, хотя она может без проблем переложить бремя оплаты и на работника. Одним из таких способов возврата средств заключается в испытательном сроке, при котором работнику не платится полная зарплата.

В некоторых случаях брать плату со всех пользователей платформы полезно для усиления сетевых эффектов. Престижные членские организации, например, загородные клубы, требуют оплату со всех участников. Высокая стоимость членства наряду с ограничением доступа, например, с помощью требования рекомендаций существующих участников служит техникой курирования, которая гарантирует качество членства. Масонские организации действуют по такому же принципу.

Традиционная модель рекламных объявлений десятилетиями поддерживала местные газеты за счет оплаченного размещения коммерческих объявлений. Сегодня онлайн-платформы используют ту же модель, предлагая производителям заплатить за более заметное размещение их рекламы на наиболее посещаемый сайтах.

Другой способ монетизации расширенного доступа состоит в том, чтобы пользователи платили за снижение барьеров, которые иначе воздвигаются между ними. Сайты знакомств, например, часто позволяют мужчинам рассматривать профили женщин, не раскрывая их данных. Пользователь, который оплатил подписку, может получить дополнительную информацию о тех же самых женщинах.

Еще один подход к монетизации услуг платформы заключается в сборе денег с одних и предоставление льгот другим. Бары и пабы давно используют эту стратегию, предлагая в «женские вечера» дешевые или, даже, бесплатные напитки женщинам. Многие сайты знакомств следуют аналогичной стратегии, стимулируя участие женщин как способ привлечь мужчин, которые платят полную цену.

Оплату курирования можно описать следующим образом. Учителя получают дополнительные выгоды на основании сведений о том, сколько студентов, купивших подписку, выбрали их класс. Все больше учеников, которые предпочли эту модель, получают лучшее качество учебных курсов, одновременно становясь источниками постоянного дохода для платформы.

Решить, с кого требовать деньги, а с кого нет является непростой задачей. Очень непросто выбрать, где система может проявить жесткость и как много способна вынести, не сдерживая рост сетевых эффектов. Технически это выражается в степени открытости платформы для доступа и определить список закрытых функций. В этом случае менеджер платформы должен программно организовать и контролировать взаимодействия производителей и потребителей, а спонсор платформы ее архитектуру и в целом интеллектуальную собственность, лежащую в основе платформы.

Разработка и создание платформы начинаются с ключевого взаимодействия, но со временем многие платформы расширяются, чтобы включать иные виды взаимодействий, которые формируют дополнительную ценность для пользователей и привлекают новые виды участников.

Описание технических проблем, стоящих перед разработчиками платформ не входит в задачу данного исследования, для нас важны вопросы экономики и организации платформенного производства. Следует признать, что от чисто экономических вопросов (затраты-результаты) платформенный бизнес все-таки далеко не отошел при значительных изменениях организации производства. Организации платформенного производства трансформировалась в психологическую категорию в такую как репутация, а именно в репутацию, сформированную пользователем при их взаимодействии с конкретной платформой. Эта информация обычно становится ключевым фактором при введении функции курирования, однако встает и не менее важная проблема, которая заключается в вопросе потери клиента при увеличении «навязчивых» предложений со стороны менеджеров платформы.

В этом заключатся проблема определения положительного рейтинга каждого из клиентов для данной платформы с целью его стимулирования для расширения предоставляемых ему функций как платных, так и бесплатных, которых остальные члены платформенного бизнеса по определению лишены. Пользовательское курирование в виде голосования и подписки облегчают программные инструменты. Youtube работает по этому принципу.

Обратной стороной организации производства, ухудшающей работу платформы, является информационная асимметрия, которая возникает, когда одна из сторон знает факты, о которых не знают другие, и использует эту информацию для личной выгоды. В идеальном мире, по крайней мере с точки зрения экономической теории, всякая ценность должна учитываться и распределяться справедливо между лицами, ответственными за ее возникновение. Но это в теории, на практике такого подхода еще ни разу не случалось, если рассматривать всю историю становления экономического взаимодействия.

Следовательно, главным принципом умного самоуправления для платформ является внутренняя прозрачность как по отношению к потребителям, так и внутри самой платформы. Этот подход значительно отличается от существующего в обычной экономике до сегодняшнего дня. Так, например, привычное для экономистов выражение «Экономия за счет роста спроса», применяемое в материальном производстве совершенно не применимо в платформенном бизнесе. Рост спроса тянет за собой рост производства, а рост производства сокращает трудозатраты на единицу продукции за счет обоснованного нормирования и разделения труда. На этом принципе основан конвейер, основателем которого был Генри Форд.

Статистика же платформы должна измерять уровень успеха взаимодействий и факторы, которые на него влияют. Чем больше положительных взаимодействий создает платформа, тем больше пользователей будут привлечены и тем чаще они будут участвовать в действиях и взаимодействиях различного рода. В этом и заключается отличие в «Экономии за счет роста спроса», от платформенных образований. Хотя небольшие точки соприкосновения все же найти можно.

Конечным результатом «экономического» анализа платформенной деятельности должны стать положительные сетевые эффекты и создание огромной ценности для всех участников. Экономия на росте предложения в платформенной организации заключается в формировании работников узкой специализации, способных быстро и качественно решить виртуальную проблему. Особенностью в этом вопросе для платформенных технологий становится ликвидация вопроса о том являются ли эти работники организационно в штате компании или нет.

Когда величина платформы достигает критической точки и пользователи начинают получать существенную ценность от нее, фокус статистики может быть сдвинут к удержанию и конверсии активных пользователей в платящих клиентов.

Вся вышеприведенная информация относилась к уже работающим платформам. На стадии же стартапов требуются работники с широким кругозором в своей области, универсалы в своем деле в отличие от узких специалистов на этапе работы платформы в полную силу. В такой обстановке важно и очень сложно определить критерии информации, уделить внимание способам сбора и анализа информации, рассчитать затраты на обработку этих данных. Руководителю же платформенного бизнеса необходимо выяснить, какая статистика особенно важна для компании, и понять: чем больше статистических показателей разработаны для контроля работы платформы, тем меньше руководитель сосредоточен на главном.

Конкуренция в мире платформ состоит в профессионализме работников, обеспечивающих понятный интерфейс и «захвате рынка» идей. В платформенном бизнесе ограничения по ресурсам меняет свою форму и трансформируется в ограничение по грамотному персоналу, а не по конкретным ресурсам в материальном производстве.

 

Выводы

 

Первым и самым главным выводом из настоящей главы является принципиальное отличие в организации материального производства и на базе платформенных технологий. Они настолько разные, что трудно представить каким образом должен быть организован процесс сбора, обработки в деле учета по принципу «затраты-результаты». Этому чисто экономическому процессу совершенно не способствует переход платформенных технологий от защиты ценности внутри компании к созданию ценности вне ее, что означает, что важнейшим фактором отныне становится не собственность, а возможности компании. Конкуренция платформ изменяет и процесс на уровне конкурентной среды и требует относиться к покупателям и поставщиками не как к отдельным угрозам или выгодам, которые нужно или не нужно ликвидировать, а как к партнерам по созданию ценности.

Ресурсная трактовка предполагает, что компания материального производства должна обладать или, по крайней мере, распоряжаться незаменимыми ресурсами. В мире платформ последние уже не представляют из себя физические капиталы, а являются капиталами производственно-потребительских сетей и вытекающих из них взаимодействий. Для платформенной компании порой лучше не владеть физическими ресурсами вообще, поскольку отказ от собственности позволяет расти быстрее.

Платформенные бизнесы не нуждаются в собственности и над всеми незаменимыми ресурсами. Информация становится источником невероятной ценности для платформенного бизнеса и укрепляет конкурентные позиции компании самыми разными способами, такими как экономия на росте предложения, за счет сильных сетевых эффектов, за счет высокой стоимости размещения на разных платформах или перехода на другую платформу.

Вся экономика материального производства фактически уже встала на путь великой трансформации знаний. Появившееся огромное количество разнообразных вузов ждет крах в ближайшем времени за счет введения систем on-line образования. В ближайшее время кардинально изменится и система продаж, страхования, перевозок, учета и перераспределения энергии, изменится система медицинского обслуживания.

Платформенная экономика еще не перешла этап «перепроизводства», поэтому вмешательство государства распространяется сегодня только на «стратегические отрасли услуг», как-то банковская сфера медицинское обслуживание, госуслуги и т.д.

А теперь спустимся на «грешную землю» и посмотрим каким образом теория научного коммунизма решала вопросы, во многом относящиеся к политэкономии.