Значение немецкого Фашистского террора.

Значение немецкого Фашистского террора

Те, в ком вызывают ужас нынешние избиения евреев и коммунистов в Германии, должны помнить, что физическое и моральное насилие вообще составляет сущность фашизма. Фашизм не только контрреволюционен, он также и «контристоричен».

[ 353 ]

Нужно напрячь все свои силы, чтобы плыть против течения, как это делает Гитлер и как это до него сделал Муссолини. Гитлер должен использовать все предрассудки, все проявляющиеся страсти, чтобы заградить путь естественным хозяйственным течениям, которые ведут к концу капиталистической системы. Антисемитизм для него означал силу, которую он должен был использовать.

При каждом отчаянном положении фашистский вождь использует и раздувает все страсти, все предрассудки. Таким образом руководство Гитлера привело к грубым эксцессам, которые настроили все прочие страны против него. Но мир должен теперь понять лучше чем когда-либо, что фашизм всегда будет и должен итти этой дорогой. Против фашистов — история и человеческое благоразумие.

Коммунизму в России тоже пришлось столкнуться с антисемитизмом, и притом очень сильным по форме и широко распространенным антисемитизмом. Царские погромы известны. Но русские- вожди хотели собрать вокруг себя все народы, которые могли бы; сотрудничать и помогать при построении человеческой и общепонятной системы, именуемой коммунизмом. Коммунизм ликвидировал погромы. Антисемитизм там выводится.

Меня очень радует, что в Мэдисон сквер гарден организуется массовый митинг, и надеюсь, что значение фашизма там будет ясно выявлено. Было бы обидно, если бы события в Германии вызывали только возмущение, хотя и обоснованное, вместо того чтобы служить уроком. Этот урок учит, что фашизм преследует своей ненавистью все народы, стоящие на высокой ступени хозяйственного развития, будь то евреи, немцы, итальянцы или американцы, причем он преследует с особой силой те национальные меньшинства, которые в прошлом менее всего были в состоянии защищаться. Я с самого начала предполагал, что за атаками на евреев последуют атаки на права, которые завоевали в наше время женщины, дети, рабочий класс, негры. Нижеследующее не преувеличение: в одной немецкой газете, которую я сам читал, в «Национал-социалистише монатсхефте» негра изображали как «дикое животное, которое нельзя укротить ни рабством, ни цивилизацией». Далее они стремятся к тому, чтобы лишить женщину права голосования и заставить ее следовать старому монархическому идеалу немецкой женщины, которая должна посвятить себя «кухне, церкви и детям».

Фашизм родился не несколько недель назад одновременно с гитлеровским террором: методы, которые ныне санкционированы законом, испытаны в течение ряда лет; уже в течение ряда лет евреи и радикалы лишились вследствие растущего фашистского давления своих мест.

В настоящее время мы должны сосредоточить все наше внимание прежде всего на фашизме как этапе политики мирового капитала, который не находит другого выхода из присущих ему противоречий и из борьбы за существование. Здесь нам приходится иметь дело с значительно более серьезным положением чем с простой серией происшествий, вызванных волной националистического террора. Совершенно очевидно и несомненно, что не Германия, а фашизм угнетает евреев и национальные меньшинства.

[ 354 ]

Фашизм ставит себе целью — я повторяю—угнетение всех хозяйственно развитых народов, которые могли бы приноровиться к коммунистической системе и даже могли бы чувствовать себя счастливыми при такой системе. Мы американцы могли бы легче осуществить у себя коммунизм, чем русские. Мы более созрели для коммунизма, чем Россия. Точно так же и Германия; немцы с коммунизмом сжились бы так же быстро, как молодые утята с утиным болотом. Они созрели для коммунизма. Даже после запрещения Гитлером коммунистической партии коммунисты получили пять миллионов голосов.

Из всех сообщений, приходящих из Германии, меня больше всего поразило, что некоторые евреи (например еврейские инвалиды войны) организованно протестовали, утверждая, что они не подвергались жестокому обращению. Можно себе представить,, раков должен быть террор, чтобы заставить евреев утверждать и подписать что- либо подобное. Только страх за собственную жизнь мог их привести к этому.

Американский пролетариат сделает большое дело и сможет ис-пользовать для своей победы рассовые безобразия, творящиеся в Германии, если он поймет совершающиеся события и сумеет правильно оценить их.

Линкольн Стеффенс

[ 355 ]