Интриги во дворце президента.

Интриги во дворце президента

Поверхностному наблюдателю события, происходившие за кулисами германского правительства в последние месяцы до прихода Гитлера к власти, представляются в виде запутанной сети политических интриг. В окружении Гинденбурга имелось несколько более или менее сплоченных групп, которые боролись между собой. В этой борьбе дело было не в личных симпатиях и антипатиях, а в групповых интересах господствующих классов, в специальных интересах кругов, пользовавшихся большим политическим влиянием.

Генерал Курт фон Шлейхер сделал свою карьеру в рейхсвера и оттуда попал на пост рейхсканцлера. Этот человек, который в своей переданной по радио правительственной декларации отрекомендовался как «социальный генерал», в продолжение четырнадцати лет искусно плел интриги, участвуя во всех политических махинациях, которые толкали веймарскую республику все дальше в сторону реакции. В ноябре 1918 г. Шлейхер был посредником между верховным командованием и социал-демократическими народными уполномоченными при подавлении революции. В эти дни имя молодого капитана генерального штаба всплывает рядом с именами Гинденбурга, Тренера и Эберта. Он становится могущественным человеком во вновь созданном министерстве рейхсвера. В октябре 1923 г., когда Эберт передает власть в руки генерала рейхсвера фон Зекта и пытается таким образом сломить революционную волну, нарастающую из-за бедствий инфляции, Шлейхер проводит военное положение. В чине майора он становится во главе департамента общих дел в министерстве рейхсвера. С молодости он был тесно связан с Гинденбургом, а—по совместной службе в третьем гвардейском пехотном полку—также с сыном его, полковником Оскаром фон Гинденбургом. Шлейхеру удается стать личным докладчиком у Гинденбурга. В его

[ 29 ]

руках находятся все нити, когда в марте 1930 г. Гинденбург отказывает канцлеру Герману Мюллеру в полномочиях на роспуск рейхстага и выбрасывает социал-демократию из правительства. Шлейхер палец о палец не ударяет, чтобы спасти Брюнинга, когда решающие капиталистические круги в Германии все больше берут курс на привлечение национал-социалистов к власти. Сам он сменяет Тренера в должности министра рейхсвера. Таким образом из министерства рейхсвера, где он в качестве «генерала от канцелярии» невидимо плел свои политические интриги, привычные ему как офицеру генерального штаба, Шлейхер выступил на открытую арену политической борьбы.

Уже в канцлерство Папена Шлейхер начал замещать важнейшие посты в правительственном аппарате своими ставленниками. Когда под натиском пролетарских забастовок правительство Папена пошатнулось, Шлейхер сыграл решающую роль в выступлении большинства министров, заявивших, что дальнейшее пребывание Папена на посту канцлера невозможно. Шлейхеру пришлось выступить тогда еще более открыто и выдвинуться на авансцену. Но легче было плести интриги на гладком паркете министерских канцелярий, чем делать политику на крутом обрыве обострившегося хозяйственного кризиса. Недолговечное правительство Шлейхера не имело никакой программы, никакой четкой политической линии и хваталось за всевозможные планы. Оно должно было лишь служить мостом для наступления капитала, для более интенсивного фашистского нападения магнатов капитала на пролетариат в период явного подъема революционной войны. К ближайшей клике генерала Шлейхера принадлежал бывший майор Планк, статс-секретарь в имперской канцелярии, и майор Маркс, который при правительстве Шлейхера стал начальником имперского бюро печати.

К интимной группе Гинденбурга принадлежал в первую очередь его сын и личный адъютант полковник Оскар фон Гинденбург. Его статс-секретарем является д-р Мейснер, служивший уже Эберту. Фон Папен и после отставки принадлежал к кругу приближенных Гинденбурга. Он специально опирался на «клуб господ» — очень влиятельное объединение политических деятелей, банкиров, промышленников, крупных землевладельцев, высших чиновников и офицеров. От Папена тянулись нити к национал-социалистической рабочей партии, к Гитлеру и Герингу, к Стальному шлему и к партии националистов, возглавляемой Гугенбергом. Через несколько недель после своего ухода Папен встретился с Гитлером в квартире банкира Шредера в Кельне. Гитлер, который в прокламации от 7 ноября призывал к борьбе против Папена «до последней капли крови», выслушал в салоне банкира доверительные предложения Папена. Из Кельна Папен направился в Дортмунд, где вел секретные переговоры с крупным промышленником Шпрингорумом и другими представителями рейнско-вестфальской тяжелой промышленности по вопросу о составе правительства.

Шлейхер тоже поддерживал тесные отношения с национал-социалистической партией, в особенности с ее загримированным под «социализм» крылом, руководимым Грегором Штрассером. Шлейхер пытался использовать в интересах своей правительственной политики кризис в этой партии, о котором свидетельствовала потеря 2 млн. голосов на выборах в рейхстаг 6 ноября. От него шли связующие нити к социал-

[ 30 ]

демократу Лейпарту, председателю всегерманского объединения профсоюзов, к христианским профсоюзам и национальному союзу торговых служащих. Он пытался с помощью этих «поперечных связей», простиравшихся от социал-демократической партии, создать себе своего рода профсоюзную массовую базу. Однако Шлейхер раздаривал аграриям миллионы за миллионами на «оздоровление» их хозяйств.

Особые посредники выполняли функции связи между этими группами. Ежедневно заключались новые коалиции и распускались старые. Газеты меняли своих хозяев, редактора меняли свои политические убеждения. Самая горячая борьба между кликами шла за либеральные органы концерна Ульштейна и издательства Рудольфа Моссе. Газета «Теглихе рундшау», некогда орган Штреземана, сделалась рупором Шлейхера. Говорили, что эта газета получила куш из обильных фондов рейхсвера. Главным редактором  «Теглихе рундшау» стал Ганс Церер, руководитель так называемого «кружка действия» («Tatkreis»), пропагандировавшего особый вид фашизма с псевдореволюционной закваской. Папен сделал попытку приобрести влияние на редакцию «Берлинер тагеблат». Орган магнатов экспортной промышленности, крупных параходных кампаний и управления германских железных дорог (Сименс) была «Дейтше альгемайне цейтунг», которую они уже давно субсидировали.

В эти памятные недели Шлейхера поддержали Крупп фон Болен-Кальбах и тайный советник Дуисберг из И.Г. Фарбениндустри, заправилы всегерманского объединения промышленников. Но у Папена были более прочные связи с Шпрингорумом и Тиссеном, с Гугенбергом и крупными аграриями. Все группировки были согласны между собой в том, что необходимо привлечь национал-социалистов в качестве политической опоры правительства буржуазной диктатуры. Разногласия касались только формы и размера участия национал-социалистов в правительственной власти. Тонкая сеть интриг во дворе президента республики отражала эти разногласия.

[ 31 ]