Франция XVIII века.

Франция XVIII века.

ФРАНЦИЯ XVIII ВЕКА

Начиная с XVI—XVII веков Франция вслед за Англией постепенно становится на путь буржуазного развития, пережив за столетие коренные экономические, политические и идейные перемены в общественной жизни. Страна хотя и была все еще отсталой, но уже начала выходить из той трясины феодальной заскорузлости, экономической и политической раздробленности и отсталости, в которой она перед тем погрязала. Как и многие другие европейские страны того времени, Франция вступила в период первоначального капиталистического накопления. В экономическом и политическом отношениях она отставала лишь от Англии — этой наиболее передовой капиталистической страны XVIII века.

Во многих областях экономической и политической жизни Франции наблюдалось быстрое формирование нового общественного строя и новой идеологии. К этому времени во Франции создается могущественный морской флот, возникают крупные города. Именно тогда начинается быстрый рост таких городов, как Париж и Лион, Марсель и Гавр. Одна за другой организуются международные торговые компании и вооруженные экспедиции, завоевывающие многочислен-

[9]

ные колонии. Быстро возрастает торговля. В 1784— 1788     гг. оборот внешней торговли достиг 1011,6 млн. ливров, более чем в четыре раза превысив торговлю 1716—1720 гг. Оживлению торговли особенно способствовали Лахенский договор (1748 г.) и Парижский трактат (1763 г.). Особенно показательна торговля культурными товарами. Так, например, в 1774 г. оборот книжной торговли во Франции равнялся 45 млн. франков, тогда как в Англии он составлял только 12—13 млн. франков. В руках Франции находилось около половины золотого запаса, имевшегося в Европе. Однако она оставалась еще аграрной страной. Огромное большинство ее населения занималось земледелием.

В соответствии с новыми экономическими тенденциями, политическими событиями усиливалась и классовая дифференциация во Франции накануне буржуазной революции 1789 г.

Из 25 млн. населения во Франции господствующему слою, составлявшему всего 200 тыс. человек (130 тыс. — дворяне и 70 тыс. — высшее духовенство), принадлежали свыше двух третей всех земель, значительная часть доходов, шедших от внешней торговли, в их руках находились все средства идейного воздействия на миллионы населения. Именно этим так называемым привилегированным сословиям Франции принадлежали все политические права.

Огромные средства, выкачиваемые путем жесточайшей эксплуатации крестьян, ремесленников, рабочих, растрачивались королевским двором на содержание множества паразитов — дворянства и духовенства. Верхушка дворянства и духовенства, едва насчитывавшая 4 тыс. семей, получала львиную долю всего национального дохода страны. Достаточно сказать, что 12 тыс. офицеров французской армии, представителей привилегированных сословий, получали 46 млн. ливров! Это равнялось всем остальным расходам Франции на армию.

Неудивительно поэтому, что между привилегированной частью общества и остальным населением, называвшимся «третьим сословием» (буржуазия, крестьянство, ремесленники, рабочие, интеллигенция и др.), возникли глубочайшие противоречия.

Наиболее передовая и развитая часть третьего сословия— французская буржуазия, будучи тогда революционным классом, выступила в борьбе с феодальным строем, его

[10]

идеологией как представительница всего третьего сословия. Объединить остальные слои населения для борьбы с феодальным строем было тем более возможно, что все трудящиеся стонали под бременем непосильных налогов, произвола и издевательств крепостников и королевских чиновников. Французская буржуазия хотя и не имела в то время политических прав и привилегий, однако была уже достаточно сильной в экономической области.

Полукрепостное крестьянство влачило нищенское существование. 80 франков из 100 заработанных крестьянин платил помещику, попу, государству.

Резкая классовая дифференциация не могла не отразиться на идейной жизни французского общества, особенно в области науки, искусства, литературы, философии.

В середине XVIII столетия во Франции быстро развивались искусство и литература. В литературе и науке имелись резко противоположные направления: одно являлось идеологией реакционного духовенства, другое — только нащупывало и открывало новые формы литературного и научно-философского творчества, выражая в конечном счете интересы нового общественного класса — буржуазии.

Не случайно поэтому феодальная Франция призвала все свои силы на борьбу с вновь возникшей материалистической и атеистической идеологией. Против французского материализма яростно выступила не только католическая церковь, но и государство. Аресты, изгнание, тюрьма, публичные суды и бесконечные притеснения — все было пущено в ход французской монархией против философов-материалистов. Во Франции того времени немало крупных мыслителей сидело в тюрьмах. Так, Дени Дидро сидел в Венсенском замке, Вольтер — в Бастилии. Многие философы были вынуждены эмигрировать.

Маркс, раскрывая смысл зародившейся в то время философии французских материалистов, отметил как наиболее существенную особенность этой философии то, что она являлась предвестницей нарождающейся буржуазной революции, служила введением к политической революции. Французская буржуазная революция 1789 г. зародилась, по словам Маркса, под черепом философа. Именно эта особенность наложила неизгладимую печать на все философские произведения выдающихся мыслителей Франции XVIII столетия.

[11]

Идеологи французской буржуазии XVIII века стремились связать развитие науки с техникой и практикой тогдашней жизни во Франции. Они искали новые пути для развития всех видов искусства, литературы, духовного творчества человека. Разработка нового мировоззрения, которое должно было освободить человеческий разум от религиозного дурмана, от лженауки, от заумных логических конструкций, схоластики, безусловная вера во всесилие и могущество человеческого разума и привлечение всего существующего на суд этого разума, мечтания о лучшем общественном устройстве и о смене существующих форм общественной жизни — таков был сокровенный смысл всех философских исканий и стремлений французских философов XVIII века.

[12]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 9-12.

По этой теме ст. также хронологическую таблицу Франция в XVIII веке.

 

Персона