ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ ОЛИВЕРУ КРОМВЕЛЮ, ГЕНЕРАЛУ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ АРМИИ В АНГЛИИ

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ ОЛИВЕРУ КРОМВЕЛЮ, ГЕНЕРАЛУ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ АРМИИ В АНГЛИИ

Сэр,

Бог облек вас величайшей для человека почестью со времен Моисея 13, поставив главою народа, который изгнал угнетателя фараона. Ибо нормандское владычество, покорив наших предков, отняло у них свободное распоряжение английской землею и превратило их в своих слуг. Но бог избрал вас своим победоносным орудием, дабы изгнать завоевателя и вашими победами вновь вырвать нашу землю и наши свободы из рук этой нормандской власти.

От вас хотят еще, чтобы вы сделали следующее: обеспечили искоренение власти угнетателя вместе с ним самим и озаботились тем, чтобы свободное владение землею и пользование свободами было закреплено за угнетенным простым людом Англии.

Ибо ни венец чести не сможет принадлежать вам, ни победы ваши не смогут быть названы победами, пока завоеванные земли и свобода не перейдут в руки тех, кто ради них подвергал опасности свою жизнь и свое благосостояние.(...)

Все, что отвоевано у завоевателя, отвоевано объединенными усилиями простых людей и по всей справедливости, все простые люди, помогавшие вам, должны быть освобождены вместе с вами от владычества завоевателя, ибо закон Давида 14 гласил: «Добыча будет поделена между теми, которые пошли на войну, и теми, кто оставался дома».

А поскольку власть над землею находится в ваших руках, вы должны сделать одно из двух: либо, первое,— освободить землю для угнетенного простого люда, который помогал вам и платил жалованье армии, и тогда вы выполните заветы писания и ваши собственные обязательства, и таким образом получите заслуженную почесть.

Либо, второе,— вы должны только изъять власть завоевателя из рук короля и передать ее в руки других лиц, по- прежнему соблюдающих древние законы, и тогда ваша мудрость и честь будут утрачены навсегда и вы либо погубите себя, либо положите основание величайшему рабству для потомства, какое вы когда-либо знали 15.

Вы знаете, что пока король находился на вершине своей угнетающей власти, народ только роптал против него в частных домах. Но затем проповедовали с крыш домов, что он — тиран и изменник миру в Англии, и он был свергнут.

Справедливая сила в творении та же и по сие время: если окажется, что вы и другие, стоящие с вами у власти, пойдете по стопам короля, то сможете ли вы оградить вас самих или ваших потомков от низложения. Разумеется, нет.(…)

Ни один человек не может стать богатым иначе как либо от трудов рук своих, либо от трудов людей, помогающих ему. 

Если человек не получает помощи от своего соседа, он никогда не скопит имущества в сотни и тысячи за один год. Если другой человек помогает ему в работе, то эти богатства будут постольку же его, поскольку и его соседа, ибо они — плоды трудов другого человека так же, как и его собственных.

Но все богатые люди живут в довольстве, питаясь и одеваясь трудами других людей, а не своими собственными. И в этом их позор, а не благородство. Ибо давать — более благословенное дело, чем получать. Но богатые люди получают все из рук земледельцев, а то, что они дают,— это плоды трудов других людей, а не их собственных. А посему они несправедливые деятели на земле.

И неужели ни один человек не будет обладать более почетными титулами, чем другой?

Да, поскольку человек двигается по службе, он поднимается до почетных чинов, пока не достигнет высшего достоинства быть верным республиканцем в парламенте. Равным образом тот, кто откроет какую-нибудь тайну природы, будет награжден почетным званием, хотя бы он и был молодым человеком. Но никто не будет иметь почетного звания, пока не заслужит его своими трудами или благодаря возрасту или прохождению службы. Каждый человек, старше шестидесятилетнего возраста, будет пользоваться уважением как человек почитаемый со стороны всех, кто моложе его.(...)

Будет ли каждый смотреть на дом своего соседа, как на свой собственный и будут ли жить все вместе одной семьей?

Нет, хотя земля и склады будут общими для всех семейств, однако каждая семья будет жить отдельно, как и теперь. Дом каждого человека, его жена, дети, обстановка для убранства дома, все, что он получит со складов или добудет для нужд своей семьи,— все это будет составлять собственность его семьи для ее мирного существования. И если какой-нибудь человек захочет взять у другого жену, детей, обстановку дома без его согласия или пожелает нарушить покой его жилища, он должен будет подвергнуться каре, как враг республиканского правления.(...)

Разве не будет у нас юристов?

В них не будет надобности, ибо не будет купли и продажи. Не будет потребности и в толковании законов, ибо простая буква закона будет одновременно и судьей и юристом, контролируя поступки каждого человека. Принимая во внимание, что у нас ежегодно будет созываться парламент, будут выработаны правила для каждого действия, которое может предпринять человек.

Но в каждом приходе ежегодно будут избираться должностные лица для наблюдения за исполнением законов в соответствии с буквой закона, так что не будет большого труда рассматривать обиды, как это происходит при королевском правительстве, доставляя деньги юристам, порабощая простых людей закону прерогативы завоевателя или его воле. Сыны раздора, Симон и Левит 16, не должны нести бразды правления в свободной республике.

С первого взгляда вам, возможно, покажется странным это правление. Но я прошу вас: не судите ни о чем, не испытав. Положите эту программу республиканского правления на одну чашу весов и положите монархию или королевское правительство на другую и посмотрите, на какой окажется подлинный вес подлинной свободы и мира. Среднего пути между обоими нет, ибо человек должен быть либо свободным и истинным республиканцем, либо сторонником монархии, тираническим роялистом.

Если некоторые скажут, что это приведет к бедности, то они, конечно, ошибутся, ибо будет полное изобилие всех земных благ при меньшем труде и волнениях, чем теперь при монархии. Нужды не будет, ибо каждый человек сможет наполнить свой дом, как он пожелает, и никогда не залезет в долги, ибо общественные склады оплачивают все.

Если вы скажете: некоторые будут жить в праздности. Я отвечу: нет. Это заставит ленивых людей быть трудолюбивыми. (...) Не будет ни нищих, ни тунеядцев.

Если вы скажете, что это будет толкать людей на распри и столкновения, я отвечу: это заставит перековать мечи на орала 17 и водворит такой мир на земле, что народы больше никогда не будут знать войн. В действительности, королевское правление есть питомник войн, потому что люди, брошенные в когти нищеты, вынуждены бороться за свободу и отбирать у других людей их имения и добиваться господства. Посмотрите на все армии и вы увидите, что они не делают ничего иного, как разоряют одних людей и обогащают других; одним даруют свободу, других обращают в рабство. Разве это не язва человечества?(...)

Одного я желаю, чтобы республиканская земля, являющаяся древней общинной землей и пустошами, а также земля, недавно вырванная армиями победы из рук угнетателей — парки, леса, места охоты и тому подобное были бы сделаны доступными для всех, кто пожелает вложить в них долю участия своим личным трудом, либо деньгами, и для всех, кто пожелает испробовать на опыте это правление и подчиниться его законам. А другим, кто не согласен, пусть будет позволено оставаться при их купле и продаже, т. е. при законе завоевателя, пока им будет угодно. (...)

Персона: