Разгром организаций, террор на предприятиях.

Разгром организаций, террор на предприятиях

Компартия официально не запрещена в Германии. Однако все коммунистические вожди и партийные работники объявлены вне закона с начала террористического похода, который ведется с драконовской жестокостью.

Вне закона поставлены все организации, которые имели репутацию организаций классовой борьбы.

Революционные профсоюзные организации, как-то: объединенный союз горнорабочих, берлинский объединенный союз металлистов, революционная профсоюзная оппозиция, загнаны в подполье. Та же судьба, что и компартию, постигла после пожара рейхстага внепартийные революционные рабочие организации, как антифашистский союз, общество красного спорта, революционные союзы писателей, деятелей изобразительных искусств, рабочих фотографов и др.

Германское общество «Красная помощь», пролетарская организация, помогающая всем трудящимся—жертвам юстиции независимо от их принадлежности к тому или иному политическому направлению, загнана в подполье. Нелегально должна организовываться даже самая скромная помощь жертвам гитлеровского варварства.

Вне закона объявлена международная рабочая помощь, которую называют «продовольственным отрядом бастующих рабочих», за ее работу во время многих экономических боев пролетариата. Имущество ее конфисковано, деятели и члены ее подвергаются преследованиям. Фашистское насилие направлено против всех социальных и культурных организаций рабочих: детских организаций, союза защиты матерей, рабочего союза социально-политических организаций. Оно направляется и против пацифистских организаций: лиги прав человека, германского общества мира и других.

Итоги мартовских выборов фабрично-заводских комитетов, происходивших уже в разгул разгрома рабочих организаций, конечно не отразили действительного настроения рабочих.

В каких условиях происходили выборы, дает представление отчет металлозавода «Унион» в Дортмунде. Он характерен для «выборов» фабрично-заводских комитетов почти на всех германских предприятиях.

«Накануне выборов на «Унионе» в Дортмунде был арестован и посажен в тюрьму руководитель выборов Дикман, много лет возглавлявший организацию на предприятии. Фашисты назначили президиум и предложили рабочим явиться на выборы. Они заявили при этом, что всякий, кто не примет участия в выборах, будет рассматриваться как враг национального правительства. Всех являвшихся на выборы точно регистрировали, наблюдали за тем, какие избирательные записки вкладывались в конверты и передавались к столу» где находилась избирательная комиссия. По окончании

[ 126 ]

[Иллюстрация]

[ 127 ]

подачи записок вожак фашистов взял урну и со своими друзьями подвел итоги выборов. Ни один рабочий какой-либо другой организации не присутствовал при подсчете голосов».

Несмотря на эти методы, фашисты все же остались на большинстве предприятий, равно как и на дортмундском «Унионе», при выборах фабзавкомов в меньшинстве. То, чего нельзя было достигнуть во время выборов запугиванием, шантажом и фальсификацией, фашисты провели в течение апреля посредством открытого насилия; из комитетов были «вычищены» представители свободных профсоюзов и революционно настроенные элементы. Мандатов лишены были даже христианские члены комитетов, которые были известны как антифашисты. Штурмовые отряды врывались в комнаты заседаний комитетов, члены комитетов избивались, арестовывались и вынуждались под угрозой убийства отказываться от мандатов. Для исправления результатов выборов на все предприятия были назначены в качестве членов комитетов национал-социалистические комиссары.

[ 128 ]