11.0. Роль банков в мировой экономике

11.0. Роль банков в мировой экономике

Банки, если рассматривать их функции по предоставлению кредита, появились в те далекие времена, которым был дан старт разделением труда и выделением «менял» или ростовщиков в особую касту. Именно с этих времен и следует рассматривать банковскую деятельность как таковую. Со временем банки, наряду с активными или кредитными операциями стали предоставлять и пассивные операции, то есть привлечение средств на депозитные счета с выплатой процентов по вкладам. Именно с этого момента обычные «меняльные конторы» превратились в полноценные банки. Этот шаг стал основным в деле развращения христиан, который стал «формировать» в их сознании причастность к буржуа-рантье, желающего, подобно ростовщику, не трудиться, а жить на проценты.

Организационно банки были созданы в различных странах Европы, «вставших на капиталистический путь развития». Центральный банк впервые был создан в Великобритании под названием «Банк Англии» в 1694 году, затем во Франции «Банк Франции» в 1800 году. Частные банки же были созданы гораздо раньше, начиная уже с Голландии, которая первая встала на этот самый «капиталистический путь развития». Поскольку именно евреи участвовали в создании этих банков, то и контроль над их деятельностью также находился в еврейских руках. Основной контролируемой ими функцией стал выпуск и учет циркуляции в обращении денег.

Почему учреждение, специализирующее на денежных операциях, называется банком? Название это идет от имени Ансельмо Ашер Леви дель Банко, родственники которого на сегодня представляют семью транснациональных банкиров Варбургов. Данная фамилия изначально по-итальянски означала скамью или стол, где менялы раскладывали свои монеты и Дель Банко был крупнейшим еврейским менялой-ростовщиком в Венеции. Он владел сетью ссудных контор на венецианских территориях, был главой еврейской общины Венеции и сотрудничал с правительством республики, которое, по его настоянию, разрешило в 1513 году вести ростовщическую деятельность. Когда в Венеции начали принимать ограничительные меры против евреев и создавать гетто, Ансельмо со своей семьей переселился в Болонью, а оттуда в Германию в город Варбург, название которого принял в качестве фамилии.

Эмиссию денег можно сравнить с «темной» эмиссией власти, которая стоит на страже владельцев банков и предоставляет им возможность на «законных основаниях» грабить производителя. Эмиссия, даже не приводящая к инфляции, производит перераспределение прав собственности и власти в пользу эмитента и связанных с ним финансовых структур.

Нельзя упускать из виду, что центральные банки государств с самого начала были частными предприятиями, хотя среди акционеров были и короли этих стран. Так в Англии только в 1946 году, то есть через два с половиной столетия после создания, Банк Англии был национализирован правительством лейбористов, однако и сегодня он де-факто управляется не правительством, а частными банками лондонского Сити. Банк Англии как был, так и продолжает оставаться частным банком, проводящим в жизнь интересы конкретной, очень узкой группы лиц независимо от «внешних» перегруппировок.

Однако, это далеко не первые банки, которые существовали в европейских странах. Первым фактическим банком был Иерусалимский храм, который представлял из себя не только центр религиозной жизни, но также и финансовый центр.

На протяжении многих веков до строительства Иерусалимского Храма древние евреи жили без настоящего храма. Его заменяла им скиния, то есть переносная палатка, в которой регулярно осуществлялись богослужения и жертвоприношения. Стационарный храм был построен при царе Соломоне по настоянию и по плану его отца царя Давида в X веке до н.э. Этот храм принято называть Первым храмом. Не буду вдаваться в тонкости отношений между севером и югом израильского государства, поскольку нас интересует вопрос становление именно банковской системы древних евреев.

Храм царя Соломона просуществовал около 400 лет и был разрушен вавилонским царем Навуходоносором после захвата им Иерусалима в 586 году до н.э. А уже в 538 году до н.э. персидский царь Кир разрешает евреям вернуться домой и приступить к восстановлению разрушенного храма. Через семьдесят лет после разрушения Первого храма в 516 г. до н.э. был построен и освящен Второй храм.

Изгнание Христом торговцев и менял происходило именно во это время, когда происходила реконструкция Второго храма. Площадь Храмовой горы была увеличена вдвое и храм был заново освящен. Он был также разрушен после осады Иерусалима римским войском Тита в 70 году н.э. С тех пор прошло две тысячи лет, в течение всего этого времени еврейский народ жил без храма, хотя планы его восстановления вынашиваются постоянно.

Описал я этот исторический процесс с целью определения времени и места в зарождении первого в истории Центробанка поскольку финансовой основой жизни еврейского народа была казна Иерусалимского храма, своеобразная «общая касса», находившаяся под контролем его духовных вождей. Изначально казна храма создавалась для того, чтобы обеспечивать нормальное функционирование самого храма, для выплаты жалованья священникам и левитам, ремонта и строительных работ в пределах храмовой территории, приобретения необходимых для богослужений предметов.

Однако, число паломников из года в год росло, и они приносили огромные суммы денег, поэтому храм стал оказывать не только услуги по хранению вкладов частных лиц, но и услуги по торговле драгоценными металлами. А эти функции уже в полной мере можно отнести к функциям полноценного банка, деятельность которого и была пресечена римлянами.

Значительно позже, на фоне развития и совершенствования банковской системы в конце XV - начале XVI веков ростовщикам удалось проникнуть даже в сознание представителей католической церкви на самом высоком уровне, которая, с приходом семьи Медичи и развитием так называемой Реформации начала «болеть». Болезнь эта позже мутировала и проявилась в модификации христианства под названием протестантизма с его «духом капитализма». Именно этот шаг стал главной интеллектуальной победой ростовщиков в деле борьбы иудаизма с христианством.

Самым значительным результатом этих изменений явилось возникновение особой протестантской доктрины, которую чаще всего называют «теологией богатства», «теология процветания» или еще более откровенно «Евангелие Процветания». Это направление в «теологии» достаточно детально разработано и настойчиво внедряется в общественное сознание, которое представляет из себя систему взглядов, оправдывающую и поощряющую стремление человека к богатству, успеху, удовольствию от траты денег и потребления. Главным тезисом «теологии процветания» считается следующее высказывание «Бог желает финансового процветания всем верующим и вознаграждает их деньгами согласно силе их веры». И далее «Бог хочет, чтобы ты был богатым!», «Христос - это продукт, не нуждающийся в рекламе», «Бедность - личная глупость», «Молись о ниспослании финансового успеха» и так далее.

Следовательно, одним из основных «привлекательных» элементов учения «теологии процветания» является уход от традиционных тем христианства, таких как грех, искупление, рай, страшный суд. Нельзя исключать и тот факт, что и до «теологии процветания» христианам предлагались разные обоснования культа потребления. Но они еще были не «теологическими», а «философскими» и «научными». Основоположником философского обоснования был англичанин Иеремия Бентам (1748-1832) годы жизни, который является основателем теории утилитаризма, идеи которого были рассмотрены выше.

Формально в «теологии процветания» все же остаются некоторые атрибуты церковной жизни, однако они наполняются новым содержанием. Так, большое внимание уделяется пожертвованиям, который по мнению «пасторов» заключается в тезисе: «Чем больше ты отдаешь Богу, тем больше от Него получаешь». Я думаю, что не надо объяснять, что под выражением «отдаешь богу» понимается вовсе не духовная отдача.

Благодаря практической реализации этой формулы многие протестантские церкви превратились в процветающие коммерческие корпорации и слова «жертвовать Богу» превратились в выражение «инвестировать в Бога». Сама церковь на этом фоне стала называться «эксклюзивным клубом», а отношения внутри церковного сообщества «христианским рынком».

«Завершил» этот процесс переход от «индивидуальной ответственности перед богом» к ее коллективным формам. Корпорации не могут быть отлучаемы от церкви, так как не имеют ни души, ни совести, ни воли, ни сознания, всякое отлучение распространяется только на душу и совесть индивида.

С этого момента «юридическое лицо» стало очень удобным прикрытием для «предпринимательства», позволяло ростовщику без зазрения совести нарушать нравственно‑религиозные нормы. Юридическое лицо, а чаще это было акционерное общество, могло обманывать, эксплуатировать, доводить людей до нищеты, накапливать богатства, не неся никакой морально-религиозной ответственности перед другими людьми, обществом, церковью и Богом.

В качестве первого акционерного общества в средние века часто называют Генуэзский банк, учрежденный в 1345 году. В 1609 году был учрежден Муниципальный банк Амстердама, в 1602 году в этом же городе появилась первая биржа. Банк Амстердама появился после серии банковских крахов, порожденных частичным резервированием. Гарантом соблюдения правила 100 процентного резервирования выступили тогда городские власти. Просуществовал банк полтора столетия, успешно пережив несколько крупных банковских паник. В этот период произошли банкротства таких, например, известных кредитных организаций Голландии как Банк Роттердама и Банк Миддельбурга, которые практиковали частичное резервирование. Напомню, что по образцу Генуэзского банка в 1694 году был учрежден акционерный Банк Англии. Процессы эти связаны с массовым перемещением евреев из Голландии в Англию.

В сфере международной торговли первым крупным акционерным обществом стала Ост-Индская компания, учрежденная 31 декабря 1600 года согласно королевской хартии. Ее пайщиками были члены английской королевской семьи и богатейшие люди Лондона. Компания получала исключительные права торговли со странами, которые назывались Ост-Индией, включающую в себя территорию от Аравии до Китая. Позднее для ведения колониального бизнеса на востоке аналогичные компании акционерного типа были созданы в 1602 году нидерландская Ост‑Индская компания, в 1664 году французская Ост‑Индская компания.

В Великобритании были созданы также акционерные общества для освоения территорий в Новом Свете в 1606 году Плимутская компания и Лондонская компания, обе для колонизации Северной Америки, в 1670 году Компания Гудзонова залива, созданная с целью «освоения» земель к западу от французской Канады.

В Великобритании большую скандальную известность получила «Компания Южных морей», создана в 1711 году, которая «лопнула» в 1720 году, во Франции «Индийская компания», носила также название «Компания Миссисипи», которая была создана в 1719 году, «лопнула» в 1720 году. За обеими компаниями стояли обещания больших доходов от эксплуатации золотых месторождений в Америке. В обоих случаях имело место самое банальное надувательство публики.

Дольше «продержалась» британская Ост-Индская компания, которая была ликвидирована лишь в 1873 году. Просуществовала она так долго поскольку была «грамотно заточена» на ограбление местного населения и торговлю опиумом.

Вернемся к банковской деятельности. Массовое создание кредитно‑депозитных учреждений пришлось на XVIII век, когда появились бумажные деньги. Такие «усовершенствованные» банки стали выдавать ссуды не только за счет собственных средств, но также используя для этого привлеченные на депозиты средства вкладчиков. Под каждую денежную единицу вклада они могли выдать «бумажных» кредитов на несколько единиц. При этом банки за выдачу таких «воздушных» денег взимали проценты. По возвращении «воздушных» денег в банк при уплате долга они «погашались», а проценты оставались в кармане банкиров и превращаясь в «твердые» активы, такие как золото и недвижимость.

В 1844 году был перейден очередной рубеж в развитии Банка Англии. Законодательно устанавливалось, что Банк Англии получает исключительные права в деле эмиссии банкнот в стране. При этом другие банки также не лишались права эмиссии. Постепенно это жульничество было легализовано по настоянию «банкиров». Государственные власти, которые «покупались» банкирами, соглашались на то, чтобы банки осуществляли «резервирование» лишь части своих обязательств. Процесс коррумпирования государственных чиновников с этого момента пошел семимильными шагами, что позволило увеличить эффективность ростовщичества на порядок за счет того, что банкиры добились легализации неполного покрытия своих обязательств по депозитным операциям и, таким образом, получили возможность «делать деньги из воздуха». Именно этот процесс привел к самой настоящей «денежной революции».

Важным фактором победы финансового капитала над промышленным стало и быстрое развитие во второй половине XIX века наряду с акционерной формы предприятий и фондового рынка с биржей. В результате ростовщикам удалось в достаточно короткие сроки «подмять» под себя предприятия реального сектора экономики, превратить их в объекты биржевых спекуляций, получать не только ссудный процент, но также большую часть прибыли, создаваемой в сфере производства.

В XX веке «профессиональные экономисты» поспешили «научно обосновать» этот «прогрессивный» процесс, назвав его переходом от индустриального общества к «постиндустриальному». Основным «теоретиком», как уже было рассмотрено выше, явился Джон Кееннет Гэлбрейт и еще ряд «экономистов-теоретиков».

Исторически, подобия первых бирж появились в Италии в XII-XIII веках. Само слово «биржа» зародилось в Бельгии. Как говорят историки, ганзейские, флорентийские и венецианские купцы периодически устраивали торговлю ценными бумагами перед домом, принадлежащим семье VandeBeurses. Позднее такие торговые сходки стали называть debeurses, однако в те времена торговля еще велась векселями, а не акциями и облигациями.

Еще одним способом ограбление христианского населения через банки являются периодические искусственные банкротства евреями своих банков, что приводило и продолжает приводить к присвоению денежных средств вкладчиков, то есть миллионов гоев.

Со временем многие банки из депозитно-кредитных учреждений превратились в депозитно-инвестиционные, что им позволило играть деньгами вкладчиков на различных финансовых рынках. После этого шага в сфере финансовы афер сразу же началось «надувание пузыря» на рынке недвижимости и рынке ипотечных ценных бумаг, которые периодически стали «лопаться», вызывая тяжелейшие финансовые кризисы.

Итак, начиная с XVI века произошла полная легализация ростовщической деятельности, после чего она стала называться банковской деятельностью. Однако именно в XVI веке произошло принципиальное изменение баланса сил и влияния между еврейскими ростовщиками и европейскими монархами. Ростовщики начали готовиться к взятию следующего рубежа, а именно к свержению монархов, что и было показано в первой части книги. Революция в денежной сфере повлекла за собой неизбежно революцию в сфере политической власти.

Еще одним способом ограбления гоев является искусственно созданные барьеры в доступе отдельных участников рынка к информации, что фактически перечеркивает важнейший постулат «экономической» теории, согласно которому «рыночная экономика» существует там и тогда, где и когда все участники рынка принимают решения на основе объективной и достаточной информации. В реальной жизни этого нет и никогда не было, поэтому фондовый рынок представляет собой площадку, на которой одни «на законных основаниях» грабят других.

Важно подчеркнуть, что биржа является частным предприятием. Набор акционеров данного предприятия не является случайным. На протяжении всей истории существования бирж они всегда находились под контролем ростовщиков, которые либо сами были учредителями и акционерами этих организационных структур, либо действовали через своих посредников и подставных лиц. Именно ростовщики стали первыми «королями биржи», главными из которых в XIX веке были Ротшильды.

Во Франции в мае 1716 года шотландец Джон Ло получил патент на открытие частного акционерного банка под громким названием «Королевский банк» с правом выпуска бумажных денег. Банк выдавал кредиты необеспеченными банкнотами для того, чтобы желающие могли покупать акции «Индийской компании». Королевский банк «лопнул» одновременно с «Индийской компанией».

Еще одним финансовым «пузырем» стал проект по строительству канала на Панамском перешейке, под который в 80-е годы XIX века во Франции было создано акционерное общество. Его учредители сумели завлечь несколько сот тысяч акционеров. Панамская компания через несколько лет «лопнула» по причине непроработанности проекта и неправильной оценки его финансового состояния, простые французы лишились всех своих денег, вложенных в данное акционерное общество, что нельзя сказать об организаторах этого предприятия.

После окончательного ухода Наполеона Бонапарта с политической сцены в 1815 году контроль над центральным банком со стороны государства был утрачен. Постепенно реальная власть в стране перешла от правительства к банкирам, чего Наполеон и боялся, поскольку Банк Франции перестал обладать абсолютной монополией на эмиссию банкнот, этим стал заниматься и ряд провинциальных банков.

В 1936 году, когда Франция находилась в тяжелом кризисе, был принят закон, который позволил правительству контролировать Банк Франции, в декабре 1945 года была проведена национализация Банка Франции, и центральный банк стал государственным.

В последние два десятилетия прошлого века начался процесс восстановления «независимости» Банка Франции от правительства. Принятый в августе 1993 года закон легализовал эту независимость, однако, начиная с 1998 года по настоящий день Банк Франции, по сути, утратил многие свои полномочия, войдя в состав Европейской системы центральных банков, наднационального института, не подконтрольного правительствам стран-членов Европейского сообщества.

Сегодня акционерные общества становятся приманкой для миллионов «народных инвесторов», деньги которых в конечном счете попадают в сейфы крупнейших ростовщиков. На языке современной экономической теории это называется «народным капитализмом», что и обеспечивает форму ростовщической эксплуатации, дополняя «законным» изъятием денег простых граждан через фондовый рынок.

Мировые ростовщики всячески поощряли и продолжают поощрять процесс перехода «чужих или гойских» компаний на акционерную форму, что облегчало им установление контроля над такими бизнесами. Однако сами они при этом стремились всячески сохранять свой бизнес в качестве семейного. Ярким примером выступает клан Ротшильдов, члены которого и в XXI веке проявляют консерватизм и сохраняют свои банки и компании в виде частного бизнеса на основе семейного капитала. Более того, в своих семейных компаниях и банках они стремятся на всех ключевых должностях использовать людей, которые имели бы какие‑то родственные связи с Ротшильдами.

Во второй половине XX века ведущую роль в организации эмиссии и размещении ценных бумаг стали играть так называемые инвестиционные банки. Это специальные банки, которые обычно не занимаются выдачей ссуд, не принимают депозитов и не проводят расчетные операции, они выступают на рынке ценных бумаг как инвестиционные брокеры, действующие по поручению и за счет клиентов.

Однако со временем цели ростовщиков «кардинально» изменились, как это было показано выше, перейдя от «простых» финансово-кредитных операций к стремлению захвата власти с целью обеспечения главным ростовщикам мирового господства. Осуществляется эта цель сохранением системы «частичного резервирования», увеличением предложения кредитов, поддержанием инфляционных процессов, периодической организацией искусственных банковских, финансовых и экономических кризисов в целях экспроприации имущества должников и скупки ростовщиками обесценившихся активов не только участников рынка в отдельно взятой стране, но и по всему миру.

Нередко центральные банки внедряются в сферу политики для подготовки войн и революций, которые ведут к еще большему сосредоточению мировых ресурсов в руках главных ростовщиков. Думаю, что вдумчивому читателю понятно, что эта сторона деятельности центральных банков не находит своего отражения в их официальных финансовых отчетах.

Для «теоретического» оправдания и легализации свой деятельности банки активно привлекали и продолжают привлекать «научных работников» из группы продажных ее представителей. Так, например, на волне этих процессов возникла банковская школа, идеологи которой считали, что эмиссия денег центральным банком должна не определяться запасами золота, а увязываться с потребностями хозяйства в деньгах. Эта увязка должна была, по мнению ее идеологов, обеспечиваться выпуском банкнот под обеспечение векселей. Эта деятельность затрагивала лишь деятельность лишь Центрального Банка, а о полном резервировании коммерческих банков почти никто и не вспоминал.

В основу данной теории легла «Доктрина реальных векселей» француза Джона Ло, заключавшаяся в том, что банки могут выпускать бумажные деньги в неограниченном количестве для нужд экономики. Наиболее яркими защитниками этой теории выступали уже нам частично известные Джеймс Милль, Томас Тук, Джеймс Уилсон, Джон Фуллартон, Джон Стюарт Милль. По косвенным признакам можно констатировать, что все они входили в «группу теоретических ростовщиков», да и на практике они также были выходцами из слоя довольно богатой части населения или работали на компании, созданные ростовщиками.

Теперь необходимо вкратце остановиться на правовом статусе центральных банков. Они изначально были акционерными обществами и управляли и продолжают управлять частными коммерческими банками. По существу, центральные банки «прикрывают» жульническую деятельность ростовщиков частных коммерческих банков. Для этого делается все возможное, чтобы доказать, что центральный банк должен быть «независимым» от правительства институтом. Однако, следует учесть, что, если центральный банк той или иной страны «независим» от своего правительства, значит, он зависит от мировых ростовщиков с их банковскими структурами, о чем обычно не принято писать и говорить.

Так, центральный банк США под названием «Федеральная резервная система», находящийся в руках еврейских олигархов, который сегодня контролирует не только американскую, но также почти всю мировую экономику через долларовую эмиссию. Этот процесс в настоящее время облекается в форму так называемой «глобализации» и ее важнейшей особенностью является в конечном счете уничтожение экономики национальных государств.

Необходимо остановиться еще на одной функции банка, которая присуще всем развитым государствам без исключения. Это так называемая пенсионная система, которая появилась в странах Запада уже в XIX веке. Это отнюдь не завоевание трудящихся и не проявление заботы о них со стороны государства, как принято об этом писать и рассказывать на уроках политэкономии в вузах. Пенсионная система представляет из себя один из проектов ростовщиков, направленных на их дополнительное обогащение за счет накопления на банковских счетах вкладов, которые делают на протяжении всей трудовой деятельности наемные работники. Иными словами, пенсионное обеспечение является не более чем «услугой» ростовщиков населению, которая обеспечивает банкам постоянный приток наличности. На сегодняшний день система пенсионного обеспечения «значительно» усовершенствовалась и между работником и банком появился посредник в виде пенсионного фонда, который также «учитывает» свои интересы.

Обратим особое внимание и на такое «изобретение» банкиров, как ипотечные кредиты, которые стали широко использоваться с начала прошлого века. Это «изобретение» является еще одной изощренной формой ограбления населения, поскольку при невыплате очередного «транша» владелец недвижимости, взятой в долг, может по закону ее совершенно «легально» лишиться без возврата ранее внесенных сумм. Это «изобретение» до последнего времени подавалось средствами массовой информации и «профессиональными экономистами» как главный способ «решения жилищной проблемы» в условиях «рыночной экономики».

Мысль о всемогуществе кредита, разработанная еще Сен-Симоном, была подхвачена сторонниками экономических реформ и в России и дала толчок развитию частного коммерческого кредита, а затем и акционерного. В 1863 году было создано первое в России С.-Петербургское общество взаимного кредита, а в 1864 году основан первый акционерный банк Петербургский Частный коммерческий банк. Создание этих учреждений оказалось возможным в результате развития в конце 1850-х годов заведений частного коммерческого кредита в виде банкирских домов. Ярким примером прхоисходящих процессов в России стал «придворный банкир» Штиглиц и его торговый дом, а позже и банкирский дом «И.Е.Гинцбург».

Итак, разнообразие банковских функций по ограблению простого населения ростовщиками поражает. Этот процесс не является законченным, и мы вскоре можем ожидать новых изощренных форм в деле «интеллектуальной» борьбы иудаизма с христианством. Весь выше приведенный материал показывает, что христианство теряет свои позиции в этом вопросе катастрофическими темпами. Поэтому именно банковское дело стало исключительно привилегированным делом ростовщиков и только банкирам на «законных основаниях» по их же законам было позволено заниматься хищением чужой собственности.

Частичное резервирование имеет настолько ярко выраженные негативные последствия для общества, что это вынуждены признавать некоторые «профессиональные экономисты». Прежде всего представители австрийской экономической школы, такие как Хайек, Мизес, Ротбардт и современные, такие как признанный «отец» «монетаризма» Милтон Фридман.

С их «теоретического одобрения» в 1980‑е годы был изобретен механизм «бросовых», или «мусорных», облигаций (junkbonds), породивший бум сделок по слиянию и поглощению компаний. Инвестиционные банки активно размещали на финансовых рынках эмиссии облигаций, а средства от мобилизации займов направлялись на «недружественные» поглощения. После этого в Америке началась так называемая «тирания квартальных отчетов», то есть борьба компаний за «хорошие финансовые результаты» с целью не допустить падения курса акций и не превратиться в жертву «акул» инвестиционного бизнеса.

В последние два десятилетия прошлого столетия активно стала применяться технология секьюритизации активов коммерческих банков, которая представляет из себя операции, посредством которых коммерческий банк «конвертирует» свои требования по выданным кредитам в деньги, мобилизуемые на фондовом рынке. Бумаги банка в виде облигаций размещаются на фондовом рынке под обеспечение кредитов, фактически коммерческий банк выступает посредником между получателями кредитов и тысячами инвесторов. Эта операция также приводит в «надуванию финансового пузыря» и в конечном счете к финансовому кризису.

В Западной Европе такие операции получили название AIF («other institutions financiers») то есть «другие финансовые институты», которые не являются ни банками, ни страховыми компаниями, ни пенсионными фондами.

В это же время пышным цветом «расцвели» такие новые финансовые институты, как хеджевые фонды (ХФ), которые стали специализироваться на высокорисковых инвестициях в финансовые инструменты. Первым хеджевым фондом в современном понимании стал фонд «Tiger», организованный в мае 1980 года американцем Джулианом Робертсоном. На смену фонду Робертсона пришел фонд «Quantum» финансового спекулянта Джорджа Сороса. В начале нового века на лидирующие позиции вышел ХФ под названием «SAC Capital Advisors», принадлежащий американцу Стивену Коэну.

В 1999 году активы фонда «SAC Capital Advisors» достигли $1 млрд., а прибыль составила 68,1%. SAC Capital увеличила штат работников и расширила инвестиционную тематику. Но со временем появилась неожиданная проблема, стало открываться множество конкурирующих хедж фондов по образцу SAC. Рынок стал падать. Коэн не решался снижать цены, пока убыток не дошел до $150 млн.

Помимо хеджевых фондов, появился еще один класс виртуальных финансовых активов таких как деривативы или дериваты, их основными видами выступают опционы, форварды и фьючерсы. Так, опцион является «срочной сделкой, по которой одна из сторон приобретает право принятия или передачи актива по фиксированной цене в течение определенного срока, а другая сторона обязуется по требованию контрагента обеспечить осуществление этого права за денежную премию, возлагая на себя обязанность передать или принять предмет сделки по фиксированной цене».

В сделке под названием «опцион» одна сторона оказывается обязательно в выигрыше, а другая в проигрыше. Все зависит от того, как будет складываться ситуация на рынке того актива, который является предметом опциона.

Деривативы были изобретены с целью страхования рисков от взлетов и падений вышеприведенного финансового действа. Соглашение о будущей поставке предмета контракта называется фьючерсом. Заключение фьючерсного контракта, как правило, имеет целью не реальную поставку актива, а хеджирование или игру на разнице цен в будущем.

Со временем производные финансовые инструменты становятся все сложнее, например, так называемые «сложные структурированные облигации», доходность которых привязывается к соответствующей стратегии управления долгами, находившимися в инвестиционных портфелях этих фондов. Цепочки между инвесторами и теми компаниями, товарами, активами, на основе которых «конструируются» новые финансовые инструменты, становятся все более сложными и длинными. Деньги инвесторов до таких компаний и до рынков таких товаров и активов могут вообще никогда не дойти. Деньги спекулянтов в основном «застревают» на рынке производных инструментов, описанных выше. Стратегии управления опираются на сложные математические модели, которые понять обычному инвестору было уже совсем невозможно.

Подводя итог в совершенно кратком рассмотрении действий вышеприведенных финансовых «понятий» можно констатировать, что эти действия представляют из себя обычную карточную игру с шулерами, выиграть которую простому человеку не представляется возможным.

Еще одним важнейшим аспектом «либерализации экономики» стало всяческое поощрение ростовщиками «теневого» ее сектора, в котором «либерализация» достигает своего апогея. Эта сфера «экономики» вообще выпадает из сферы государственного регулирования, и жизнь здесь строится «по понятиям». «Теневая экономика» в самом общем виде может быть разделена на две основные части, такие как производство и реализация не запрещенных законом товаров и услуг с нарушением авторских прав и деятельность, нарушающая нормы закона и порождающая уголовную ответственность.

Первый вид деятельности наносит ущерб обществу, прежде всего потому, что эта деятельность лишает государство налоговых поступлений в бюджетную систему. Второй вид деятельности наносит ущерб здоровью людей, нравственности, безопасности государства, окружающей природной среде. Речь идет прежде всего о таких видах «бизнеса», как работорговля, проституция, производство и торговля наркотиками, поддельными лекарствами, человеческими органами, незаконные поставки оружия, истребление редких видов растений и животных, несанкционированный сброс токсичных отходов в окружающую среду.

С одной стороны, со стороны государства делается вид, что идет бескомпромиссная борьба с криминальным бизнесом и «отмыванием» «грязных» денег, а с другой стороны, государствами создаются так называемые офшоры, где ростовщики прячут свои «грязные» деньги. Термин «офшор», или «офшорная зона», подразумевает любую территорию с низкой или нулевой налоговой ставкой на все или отдельные категории доходов, имеющую определенный уровень банковской или коммерческой секретности, упрощенные процедуры создания и регистрации любых юридических лиц, либеральные правила регулирования их деятельности.

Считается, что пионером офшорного бизнеса стало карликовое европейское государство Лихтенштейн. Там в 1923 году был принят закон, который предоставлял зарегистрированным в данной стране компаниям право не платить налоги на имущество, доходы и прибыль. От них требовалось лишь выплачивать небольшой налог на капитал.

Швейцария была второй европейской страной, где был введен аналогичный налоговый режим для иностранных компаний, однако еще в XVIII веке городской совет Женевы принял закон, который требовал от банков вести учет счетов своих клиентов, но запрещал предоставлять эту информацию вовне за исключением случаев, когда это санкционировал городской совет. В 1934 году был принят Закон о банковской тайне, который окончательно превратил Швейцарию в мировой финансовый центр.

Сегодня и христианский центр «Ватикан» активно проводит офшорные операции, не являясь формально офшорной юрисдикцией. Официально Банк Ватикана был основан в 1942 году, когда главой католической церкви был Папа Пий XII. Банк обязан был отчитываться только перед папой римским, наместником Христа на Земле, что характеризует его как самый непрозрачный финансовый институт в мире.

Основной доходной статьей банка Ватикана являются пожертвования верующих, другой доходной частью бюджета являются поступления от инвестиций Банка, далее следуют доходы от католических территориальных образований, доходы от музеев и сувенирной продукции.

Расходная часть банка идет на зарплату работающих на Святой престол, функционирование администрации и дипломатических миссий по всему миру, организацию католических конгрегаций и соборов, содержание газеты, радио, издательского дома и телевидения. Доходы от пожертвований идут на благотворительную деятельность.

Особое место в иерархии мировой «денежной власти» занимает Банк международных расчетов в городе Базель, находящийся в Швейцарии. Он относится к так называемым «международным финансовым институтам» наряду с Международным валютным фондом, Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком развития и реконструкции и другими подобными организациями.

Банк международных расчетов был создан в 1930 году для организации платежей и расчетов по репарациям, которые Германия должна была платить победителям в Первой мировой войне. Однако очень скоро деньги банка стали оказывать финансовую помощь Германии, восстанавливая ее экономический и военный потенциал. Кроме финансово‑технических вопросов банк решал также политические вопросы, поскольку он со временем превратился в своеобразный «клуб» центральных банков для обсуждения текущих и перспективных проблем развития мировой банковской системы.

Особый статус банка делает его похожим на офшорную структуру, находящуюся в распоряжении центральных банков стран «золотого миллиарда». Именно два института, такие как Федеральная Резервная Система США и Банк международных расчетов являются основными инструментами завоевания ростовщиками мирового господства.

Яркими российскими примерами того, к чему приводит офшорная структура управления компаниями выступает компания «ЮКОС» Ходорковского и компания «РУСАЛ» Дерипаски. Компания «ЮКОС», например, имела многоуровневую систему управления, которая замыкалась на офшорную структуру, в которой ключевую роль играл Яков Ротшильд. Активы «РУСАЛа» не удалось «удержать» в российской юрисдикции, и они частично «ушли» под юрисдикцию финансовых акул США.

В категорию «внутренних офшоров» можно зачислить также различные благотворительные фонды (charity funds), которые ростовщики создают для того, чтобы уйти от уплаты налогов. Прибыль эти фонды извлекают из ренты в самых различных формах, таких как инвестиции в ценные бумаги и торговлю. Они «одалживают» свои деньги предпринимателям, которые берут риск на себя. Кроме того, они также занимаются «благотворительностью» в форме дотаций, с помощью которых контролируют образование, науку, культуру и искусство, прессу.

Под предлогом «борьбы» с «теневой экономикой» мировые ростовщики получают возможность поставить под контроль финансово‑банковские операции тех стран, которые должны стать составными частями их глобальной империи.

Роль банков в России

 

Яков Матвеевич Евреинов (1700-1772), сын московского купца-еврея, был удостоен дворянства и вошел в элиту российского купечества. В 15-летнем возрасте он был отправлен Петром I в Европу для обучения иностранным языкам и коммерции. В числе стран, куда его отправили на обучение, была Голландия, в то время буквально пронизанная «ростовщическими» идеями меркантилизма. По возвращению в Россию он занимал ряд государственных постов и в конце концов возглавил Коммерческий банк в Санкт-Петербурге.

В первой половине XVIII века на российском кредитном рынке безраздельно господствовало ростовщичество, и ссудный процент держался на очень высоком уровне. Поэтому в целях предотвращения отчуждения дворянских имений императрица Елизавета Петровна 1 мая 1753 года дала Сенату указ обсудить возможность учреждения специального банка. Вышедший указ от 13 мая 1754 года объявлял о создании в России Государственного банка для дворянства, точнее Петербургского и Московского Дворянских банков, которые стали первыми ипотечными банками в России.

Показательно, что для купечества и дворянства были учреждены различные банки, построенные по иному принципу, нежели частные банкирские дома. Прибыльность операции в них уступила место удовлетворению интересов сословий.

Залогом для банков служили в основном имения с крепостными.

Однако российские банки не смогли удовлетворить финансовые запросы дворянства и решить проблему его долгов, так как объемы ссудных операций оставались незначительными. При этом основная часть ссудного капитала разошлась среди небольшой группы придворных, главным образом среди лиц, приближенных к П.И. Шувалову.

Сущность Дворянских банков в полной мере проявилась после Пугачевского восстания, когда они оказали всемерную финансовую помощь разоренным помещикам. Манифестом от 31 марта 1775 г. Московскому Дворянскому банку было дано указание раздать взаймы 1,5 миллиона рублей губерниям, пострадавшим от бунта.

Между тем дела в Петербургском дворянском банке шли плохо из-за невозврата ссуд. Поэтому дворянские банки были преобразованы в Заемный банк и учреждении Ассигнационного банка с правом эмиссии необеспеченных металлическим фондом бумажных денег. Манифест о реорганизации был обнародован 28 июня 1786 года.

Впоследствии Ассигнационный банк стал банком инфляционных бумажных денегпоскольку в России эмиссия ассигнаций велась без соответствующего увеличения металлического покрытия. Главная причина инфляции заключалась в покрытии военных расходов. В условиях, когда кредитные рынки Европы были закрыты для России, выпуск банкнот оставался для министра финансов чуть ли не основным средством финансирования войны.

Россия привлекала иностранных производителей как рынок сбыта предметов роскоши и как сырьевой придаток, откуда в Европу поступало сырье в виде леса, зарна и сала.

Право эмиссии новых бумажных денег было изъято у Ассигнационного банка в 1843 году и передано Министерству финансов. Ставший ненужным Ассигнационный банк был ликвидирован к началу 1848 года.

На протяжении всей второй половины XVIII века российское правительство было озабочено проблемой все возраставшей дворянской задолженности. После упразднения в 1786 году Дворянских банков в Российской империи стоял вопрос о создании нового ипотечного банка для дворян. 18 декабря 1797 года был создан Вспомогательный банк для дворянства. Целью создания банка была ликвидация зависимости дворян от ростовщиков и перевода их частных долгов в долг перед государством. Покупка дворянских долгов становилась главной задачей нового банка.

Позже банк начал выпускать в обращение внутри страны первые государственные ценные бумаги, которые к началу ХХ века ценные бумаги земельных банков стали привлекательными объектами биржевой торговли и вложений состоятельной публики.

Что касается С.-Петербурга, Москвы Нижнего Новгорода и других торговых городов, то в них, как и прежде, были сильны позиции европейских коммерсантов, в том числе и принявших российское подданство. Можно констатировать, что на тот момент российских купцов в Северной столице практически не было. Известно, что в 1787 году из семидесяти шести купцов, торговавших в петербургском порту, только трое были русскими. Европейским купцам был доступен вексельный кредит у себя на родине, основание же российского государственного банка для купечества вызывало недоверие. Поэтому с момента издания указа от 13 мая 1754 года вплоть до августа месяца никто из купцов в банк не явился. Позже они набрали ссуд и не спешили их возвращать. В результате в 1770 году Коммерческий портовый банк в С.-Петербурге перестал выдавать кредиты.

На рубеже XIX-XX веков частные еврейские банки преобладали в экономике России. Крупнейшим банком России в первой половине XIX века был банкирский дом «Штиглиц А. и Ко», основанный в начале XIX века евреями братьями Штиглицами. В 1812 году братья крестились. Расцвет дома был связан с А.Л.Штиглицем (1814-84) годы жизни, которого называли «придворным банкиром» и которого по размеру богатства и влиянию в финансовом мире сравнивали с Ротшильдами.

Д.Рафалович учредил банкирский дом «Рафалович и Ко» в Одессе в 1833 году, другим подобным финансовым учреждением был банкирский дом «М.Ефрусси и Ко», филиалы которого работали в Париже и Вене. В начале 1850-х годов одним из банковских центров России стал Бердичев, в котором было восемь еврейских банкирских контор.

Банкирский дом «И.С.Гинцбург», был открыт в 1859 году в Петербурге, в том же году Гинцбурги учредили банкирский дом в Париже. Крупнейшими банкирами, строителями железных дорог и промышленниками были Поляковы. Л.Поляков в 1873 году учредил в Москве банкирский дом «Лазарь Поляков», в 1872 году стал одним из учредителей Московского земельного банка, в начале 1880-х годов он приобрел контрольный пакет акций Ярославско-Костромского земельного банка, в 1883 году стал главным организатором Петербургско-Московского коммерческого банка. Он также был учредителем Московско-Рязанского банка, который был переименован в 1891 году в Московский международный торговый банк, тогда же он приобрел контрольный пакет акций Орловского коммерческого банка.

Его брат Я. Поляков был учредителем и директором правления Донского земельного банка (1872), учредителем Петербургско-Азовского коммерческого банка (1886), одним из учредителей Азовско-Донского коммерческого банка (1871) с отделениями во всех портах Азовского и Черного морей.

Крупнейшими банкирами Российской империи были также Вавельберги. И.Вавельберг (1843-1901), владелец банкирских домов «Вавельберг Г.» в Варшаве и Петербурге, М.С.Вавельберг, преобразовавший в 1907 году банкирский дом в Варшаве в Западный банк, в 1911 году банкирский дом в Петербурге в Петербургский торговый банк.

Польские евреи «отметились» следующими банками: Л.Кроненберг, который в 1845 году крестился, учредил Коммерческий банк в Варшаве (1846), Л.Гольдштанд владелец банкирского дома в Варшаве, являлся учредителем Варшавского Учетного банка в 1871 году, С.Френкель владелец Варшавского банкирского дома «С.А.Френкель», учредил Петербургский международный коммерческий банк в 1869 году и Русский для внешней торговли банк в 1871 году, А.Э.Френкель (1809-1883) годы жизни, варшавский банкир, сын крещеных евреев, один из учредителей Центрального банка русского поземельного кредита в 1873 году, Л.Розенталь (1817-1887) годы жизни, один из учредителей Московского купеческого банка в 1866 году, Виленского Частного коммерческого банка в 1872 году и ряда других банков.

Известными банкирами были также М.Эпштейн, который крестился в 1865 году, основавший в 1871 году Варшавский учетный банк, Киевский промышленный, Екатеринославский коммерческий в 1872 году, Полтавский земельный банк в 1872 году.

В 1911 году в Одессе купец первой гильдии О.Хаис учредил банкирский дом «О.Хаис»; в 1908 году в Петербурге житомирский купец первой гильдии Г.З.Лесин учредил банк «Лесин Г.», в Екатеринославе в 1909 году был открыт банк «Аранович» учредитель С.Аранович, в Геническе Таврической губернии в 1909 году был открыт банк «Рашевский» учредитель Д.Рашевский.

Такое плотное еврейское банковское кольцо не позволило Ротшильдам проникнуть в Россию. Когда Ротшильды попытались обосноваться в Петербурге, барон Штиглиц своим личным обращением к царю помешал открытию филиала «еврея» Ротшильда.

В России на рубеже веков шло жесткое противостояние между банкирскими домами и правительством. Представители банкирских заведений всеми правдами и неправдами пытались уйти от контроля со стороны Министерства финансов и нелегально участвовали, например, в биржевых спекуляциях на привлеченные средства. Поскольку банкирские заведения не обязаны были публиковать свои балансы и биржевые отчеты, то они могли распоряжаться доверенными им капиталами по своему усмотрению и соответственно извлекать из этих операций неучтенный доход. Самую непримиримую позицию, например, занимали представители Одесского биржевого комитета, заявлявшие, что банкирский промысел вообще не подлежит никакой регламентации.

На созванном по инициативе правительства Первом Всероссийском съезде представителей банков в 1916 году было принято решение о создании центрального банка России, на учредительном собрании из восьми членов организационного комитета шестеро были евреями. Поэтому, к 1916 году, а именно к периоду начала двух революций в России «ростовщики» уже держали страну за горло мертвой хваткой.

Многие евреи сыграли «выдающуюся» роль в создании и современной финансовой «перестроечной» системы, крупных банков и финансово-промышленных корпораций в России в конце XX-начале XIX века. На «на слуху» такие «яркие» представители как А.Лившиц, А.Чубайс В.Гусинский, М.Ходорковский, Б.Березовский, А.Смоленский, М.Фридман, Р.Абрамович, В.Лисин, О.Дерипаска, В.Вексельберг, Л.Михельсон и многие-многие другие, находящиеся «в тени».

 

 

Выводы

 

Усиление неустойчивости финансовых рынков, о которой уже более десятилетия пишут «профессиональные экономисты», является не побочным результатом всеобщей либерализации, а одной из главных ее целей. Такая неустойчивость выгодна финансовым спекулянтам, которые делают большие деньги на колебаниях валютных курсов и процентных ставок, которые ими же и регулируются. Главными бенефициарами построения такой системы «качающихся» рынков являются мировые «ростовщики», которые владеют печатным станком Федеральной Резервной Системы США, которая через доллар держит в руках экономику всего мира.

Повышение мобильности капитала привело к тому, что международное движение капитала превратилось в миграцию «горячих» денег. Если обычные деньги являются инструментами инвестирования, то «горячие» деньги выступают в качестве инструмента создания кризисов в странах, куда приходят эти самые деньги. После возникновения кризисов именно иностранные инвесторы по дешевке скупают основные предприятия местной экономики, что приводит к утрате суверенитета целых стран.

Разные «официальные» экономические «теории», которые мы рассмотрели выше, выполняют исключительно идеологическую «подпорку» этому процессу. А на практике Западные «ростовщики» руководствуется совсем другими «понятиями», которые заключаются в том, чтобы не допустить увеличения потребления ресурсов населением развивающихся стран, поскольку мировые олигархии считают природные ресурсы планеты своей собственностью и ревниво охраняют их от «варваров», живущих за пределами зоны «золотого миллиарда».

Благодаря применению военного насилия над остальным миром обеспечивается «эффективное» использование финансово‑экономических методов поддержания паразитического потребления в странах Запада. «Финансово‑экономические отношения» Запада с остальным миром являются лишь ширмой, маскирующей силу, с помощью которой Запад осуществляет ограбление всего остального мира.

Ярким примером российского финансового закабаления является введение в России золотого рубля С.Ю.Витте. Среди «оппозиционеров» этого процесса были такие патриотически направленные экономисты как С.Ф.Шарапов, А.Д.Нечволодов, Г.В.Бутми. Все они раскрывали лживость официальной экономической «науки», доказывавшей, что золотые деньги являются самыми совершенными. В результате система золотой валюты, навязанная России, привела нашу страну к разорению, громадной внешней задолженности Ротшильдам и другим мировым «ростовщикам», в конечном счете подтолкнула Россию к Первой мировой войне.

Список экономистов, репрессированных в СССР смотри в Приложении