1.0. Понятие «экономическая теория» и «теоретическая экономика» и появление «человека денежного»

1.0. Понятие «экономическая теория» и «теоретическая экономика» и появление «человека денежного»

Экономическая теория зародилась и сформировалась в недрах философии древних народов, а затем отделилась от нее в рамках общего процесса дифференциации наук и специализации ученых, вызываемого непрерывным накоплением знаний и невозможностью охвата всего их массива одним исследованием.

В отличии от термина «политическая экономия», который впервые проявился в 1615 году в названии книги французского ученого А. де Монкретьена «Трактат политической экономии», сама теория экономики развивалась с того самого момента, когда на основе разделения труда и его специализации люди стали использовать ограниченные ресурсы и распределять их тем или иным способом между собой.

Определение этого процесса до 1615 года носило название «экономика» и впервые в научном труде появилось уже в IV веке до н.э. у Ксенофонта, который называл ее «естественной наукой». Далее Аристотель противопоставлял экономику хрематистике, что и было показано в первой части книги.

Термин «экономика» на сегодняшний день как в отечественной, так и зарубежной литературе не имеет единого понятия и несет разную смысловую нагрузку в зависимости от специфики организации общественного производства. На страницах настоящей работы я буду использовать термин «политэкономия», который будет выступать обобщающим названием группы общественных наук, которая изучает проблему выбора в условиях ограниченности ресурсов для максимального удовлетворения потребностей различных групп населения той или иной территории в исторической перспективе. Развивать вопрос определения, исследовать схожие положения и отличия, данные разными учеными при определении этого термина, на страницах настоящей работы я не буду, поскольку схоластические исследования не входят в мою задачу.

Начну исследование с исторической посылки об эволюции человека и связанные с этим процессом изменения подходов к экономической теории и практики, а также постараюсь указать фамилии ученых-экономистов, стоящих во главе развития знаний о хозяйственном процессе на каждом из «переломных моментов» в развитии общества. Основным в этом исследовании будет вопрос религиозных позиций на которых стоял тот или иной исследователь экономических процессов. Сразу оговорюсь, рассмотрены будут лишь наиболее «яркие» ученые, поскольку всех «научных работников», работающих в этом направлении рассмотреть на страницах отдельной книги не представляется возможным.

Отойти от привычного рассмотрения вопроса истории политэкономии мне поможет институционально-социологический подход, сформированный в виде научного исследования Торстейном Вебленом (1857-1929) годы жизни, американским экономистом, социологом, публицистом и футурологом.

По его мнению, институционализм, или институциональная экономика представляет из себя школу экономической теории, изучающая эволюцию социальных институтов, таких как традиции, мораль, право, семья, общественные объединения, государство и их влияние на формирование экономического поведения людей. Смысл институционального подхода состоит в том, чтобы не ограничиваться анализом экономических категорий и процессов в чистом виде, как это имело место и зачастую сохраняется до сих пор в трудах российских ученых «классического направления», а включить в анализ институты, учитывать внеэкономические факторы в исторической перспективе.

Еще одним достижением Веблена, на котором будет построено настоящее исследование, и вкладом в экономическую теорию на все времена стало понятие «демонстративное потребление», получившее название «эффект Веблена», под которым понимается достаточно распространенное явление показательного потребления, которое возникает при потреблении благ, в основном недоступных для большинства обычных потребителей в связи с их высокой ценой, что подчеркивает социальную значимость их владельцев. На основе исследования этого вопроса Веблен ввел такой термин как «праздный класс», который не потерял своего значения и в сегодняшней действительности.

Итак, основываясь на этих двух подходах Веблена, рассмотрим процесс становление политэкономии как науки с позиций эволюции человека, которая, по данным историков, началась приблизительно 55 миллионов лет назад. Конечным этапом этого развития стал человек разумный «Homo sapiens». Не вызывает сомнения, что принятие им вертикального положения произошло примерно 5,8 миллионов лет назад. Переход от кочевого к оседлому образу жизни и началу обработки почвы произошел примерно 5500 лет назад. Эта цифра является крайне условной и имеет огромный разбег по времени в зависимости от территории проживания «человека разумного».

Кратко перечислю появление известных цивилизаций, поскольку именно они послужили «становлению» примитивной политической экономии первоначально в качестве практического действа первобытных людей. В нашем случае не имеет смысла утверждать какая из этих цивилизаций была более ранней и их последовательность развития во времени. Основной задачей данного перечисления станет выявление логических тенденций появления товарообменных функций.

  1. Чавинская цивилизация (900-250 годы до н.э.), которая развивалась на территории современной Перу. Уникальная география Чавин обеспечивала успешное выращивание таких сельскохозяйственных культур, как картофель и кукуруза. Архитектурный стиль Чавинской культуры передавался через храмы для поклонения богам;
  2. Цивилизация Ольмеков (1200-400 годы до н.э.), племена жили на территории современной Мексики. Само слово olmec означает каучук, торговлю которым племена вели с близлежащими народностями;
  3. Цивилизация Хеттов (1600-1178 годы до н.э.), которая известна тем, что они были первыми племенами, сумевшими добывать железо и делать из него оружие и орудия труда;
  4. Цивилизация Майя (1200 годы до н.э.-900 годы н.э.) Их поселения располагались на современных территориях Мексики, Сальвадора, Белиза, Гватемалы и Гондураса. Индейцам майя принадлежит изобретение иероглифической письменности и календаря.
  5. Нубийская цивилизация (2000-1000 годы до н.э.). Нубия располагалась на территории современных Египта и Судана. Сейчас Нубия покрыта пустыней, но в прошлом здесь были плодородные земли, питавшиеся от разливавшегося Нила. Государство было богато минералами, золотом и медью;
  6. Древняя китайская цивилизация (2070 годы до н. э.-500 годы н.э.);
  7. Крито-минойская цивилизация (2600-1400 годы до н.э.). Минойской называют древнегреческую цивилизацию бронзового века, располагавшуюся на острове Крит. Минойцы имели славу опытных мореплавателей и купцов. Их основными товарами были керамические изделия и оливковое масло;
  8.  Цивилизация Древнего Египта (3100-332 годы до н.э.). Древние египтяне на несколько столетий опередили свое время, добившись огромных успехов в области медицины, архитектуры, искусства и мумификации;
  9. Индская цивилизация (3300-1300 годы до н.э.). Ее территория растянулась вдоль долины Инда, располагаясь на территории современных государств Пакистана, Индии и Афганистана. Жители этой цивилизации разработали действенную дренажную систему, защищающую поселения от наводнений, построили множество общественных бань и колодцев с пресной водой;
  10. Цивилизация Древней Месопотамии (3500-500 годы до н.э.). Эта цивилизация считается древнейшей цивилизация мира, которая располагалась на территории современных Ирака, Кувейта и Сирии. Месопотамия располагалась между реками и носила название культура Междуречья. Регион обладал плодородными землями, идеальными для ведения сельского хозяйства.

Экономическая мысль древних цивилизаций имела религиозную форму и подчинена была именно на этой основе решению социальных и политических проблем общества. В произведениях того времени, дошедших до нас, проблемы экономики в целом не стали еще предметом научного анализа, а выражались в практических рекомендациях по управлению обществом и контролю за экономической деятельностью граждан. Так первые «намеки» на экономическую мысль мы находим в трудах древнегреческих мыслителей таких как Ксенофонт, Платон, Аристотель в V-IV веках до н.э. Уже в то время ими ставился вопрос «честной» цены на товары, они в своих трудах пытались бороться с ростовщичеством и любыми формами обмана при товарообменных операциях.

Однако небывалую остроту этот вопрос принял значительно позже, после 63 года до н.э., когда произошел захват Римской Империей Святой Земли, который положил начало формированию новой религии. Зарождавшееся христианство начало активно приобретать авторитет и уже в 313 году нашей эры римский Император Константин Великий издал Миланский эдикт, согласно которому христиане становились под защиту государства и получали равные с римлянами права. К концу IV века христианство утвердилось практически во всех провинциях Римской империи и ассимилировало языческие традиции, наполнив их новым содержанием. Иудаизм плавно, на протяжении нескольких веков, перестал быть национальной религией в каком-либо видимом смысле, начались гонения на евреев, и они оказались лишенными родины. Основные сферы занятий евреев, такие как торговля и финансы подпали под запрет христианской церкви и светских властителей того времени.

Именно с этого момента со стороны еврейского народа начинается борьба по дискредитации христианства путем внедрения в сознание верующих как атеистического и материалистического мировоззрения, так и многочисленных еретических учений, размывающих веру в христианские ценности. Внедрение в сознание христиан еретических учений происходило как на уровне теологии, так и на уровне «политэкономической теории».

По мнению некоторых авторов, главной причиной, подтолкнувшей духовных лидеров иудаизма к созданию Талмуда, было именно появление христианства. К тому времени книги Торы и другие книги Ветхого Завета уже были сформированы, в них нельзя уже было вносить какие‑либо изменения и поправки. Талмуд же стал тем новым документом, в котором нашли свое отражение взгляды лидеров иудаизма на христианство и нормы поведения иудеев в новых условиях постоянной войны с христианским миром.

Еще задолго до выделения христианства в разных частях планеты появились трактаты разных христианских мыслителей, в которых выдвигались требования оградить товаропроизводителей от спекулянтов и ростовщиков. Одним из таких памятников истории в Китае является трактат «Гуань-цзы», относящийся к IV-III веку до н.э. Вопросы ограничения ростовщического процента были представлены и законами вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 годы до н.э.), в которых предел денежной ссуды не должен был превышать 20%, а натурального займа 33%.

Уже в то время все больше утверждалась общественное мнение о труде как о едином источнике существования всех людей, о равенстве всех перед Богом, о необходимости помогать нуждающимся, про кару Божью за грабеж и вымогательство. В трудах ученых осуждались чрезмерное накопление богатства, расточительность, роскошная жизнь. Одним из первых христианских ученых, в полной мере сумевший оказать сопротивление разлагающему влиянию ростовщичества стал итальянский епископ Фома Аквинский (1225-1274) годы жизни, который был известным автором обширного сочинения по теологии, суммировавшего канонические взгляды католической церкви. Определенное место в этих канонах занимали экономические воззрения, опирающиеся прежде всего на труды Аристотеля.

В период средневековья шли теоретические споры о том, какую цену следует считать «справедливой» и как ее определить. По утверждению Фомы Аквинского, «справедливая» цена должна была отвечать двум требованиям: во-первых, она была призвана обеспечивать эквивалентность обмена в соответствии с количеством «труда и издержек», и во-вторых, «справедливой» является цена, обеспечивающая участникам обмена «пропитание» по их социальному статусу. Эти статусы он делил на следующие категории: ремесленник, церковнослужитель, феодал. Он считал, что в цене должны учитываться и затраты на хранение, доставку товаров, а также страховка на случай возможных утрат товара. Думаю, что каждый экономист подтвердит справедливость этого подхода, который до сих пор остается без изменения при расчете себестоимости продукции. Если же прибыль была единой целью торговца, то такая торговля провозглашалась занятием позорным.

Далее, Фома Аквинский различал внутреннюю и номинальную стоимость золотых монет, осуждал практику их «порчи» и выпуск неполноценных денег, он осуждал накопление денежного богатства в качестве самоцели, считая, наряду с Аристотелем, что деньги созданы лишь как средство обмена товаров.

Уже в то время им поднимался вопрос получения владельцем земли рентного дохода, и Фома Аквинский считал его справедливым в случае, если, доход позволял получателю заниматься умственным трудом в интересах общества, во имя «спасения остальных». Взимание процента он сравнивал с продажей того, чего не существует в природе. В заключении он написал канонические рецепты, предписания и определения этики поведения и обозначил, что является «греховным», а что «угодным Богу».

Он справедливо осуждал евреев-ростовщиков в деле торговли и утверждал, что ростовщики торгуют не деньгами, а временем, ведь заемщик получает не столько деньги, сколько время, которое отделяет его от момента получения денег до момента погашения долга. Это сегодня мы воспринимаем без сомнений известную фразу: «Время-деньги», а в те времена время воспринималось как дар Божий, и такими дарами торговать запрещалось.

С другой стороны, Фома Аквинский в своих трудах допускал «вознаграждение» за предоставление денег в долг. Он называет его «платой за риск». Он считал, что не возбраняется «вознаграждение» в том случае, если деньги даются на какое-то дело, приносящее заемщику доход. В этом случае, он утверждал, что процент - это что-то вроде платы за участие в коммерческом проекте, но, по его мнению, он не должен быть высоким.

Кредит не только носил потребительский характер; он был необходим для успешного ведения торговых операций, и вообще для развития хозяйства страны.

В 1274 году Церковный собор, созванный во Владимире, вынес постановление о тщательной проверке поставляемых в сан священников и дьяконов с целью выяснить не грешны ли они блудом, убийством, насилием, а также ростовщичеством.

Уже в XVI веке крупные монастыри ссужали из 10%. Эта была самая низкая ставка кредита в средневековой России, где норма процента колебалась от 20% до 50%. В долг давались как деньги, так и натуральные продукты.

Заемщиками у монастырей были разные категории населения: от знати до крестьян. Главным критерием служило их имущество, которое в случае неплатежа пополняло богатства обители.

Иван Грозный подобно многим своим современникам выступал за запрет церковного ростовщичества. Церковный собор вынужден был согласиться с решением правителя, было указано составлять книги займов с указанием должников и хранить эти книги в монастырской или святительской казне. По приговору церковно-земского собора 1580 года митрополиту, епископам и монастырям запрещалось покупать земли или держать на истоки отечественного кредита них закладные грамоты. Ограничения произвола ростовщиков коснулись и мирского населения: указом от 15 октября 1557 года постановили, что в льготные годы ссудный процент либо не взыскивался, либо понижался вдвое против обычного.

Соборным уложением 1649 года выдача ссуд под проценты запрещалась. Однако проценты по прежней норме (20%) начислялись за просрочку платежа.

Крупные частные ростовщики, которым «удавалось» давать деньги в долг королям и князьям, шли на то, чтобы полностью или частично «прощать» долги своих высокопоставленных клиентов. Но при этом они просили в обмен такие привилегии, как сбор налогов, аренда монетных дворов, «управление» крепостными крестьянами. Однако, главным в этом деле были политические привилегии. Думаю, что читателю понятно, откуда растут уши у «современной» коррупции.

Христианская церковь по достоинству оценила вклад Фомы Аквинского в богоугодном деле развития «экономической теории» и через 50 лет после смерти Фома Аквинский был канонизирован как католический святой, а через 600 лет, в 1879 году Ватикан признал учение святого Фомы официальной и «единственно верной философией католицизма».

Наряду с Фомой Аквинским в этом ключе отстаивали идею «справедливой» цены английский философ и францисканский монах У.Оккам и шотландский теолог и философ, Дунс Скот. Все они считаются наиболее важными философами-теологами Средневековья.

Уильям Оккам (1285-1347) годы жизни, считается одним из величайших логиков всех времен. Блаженный Иоанн Дунс Скот (1266-1308) годы жизни, также внес вклад в классическую логику, сформулировав закон, названный потом в его честь. По мнению Скота, если люди не получат выгоды от сделки, они не будут торговать. При этом Скот признавал, что торговцы выполняют необходимую и полезную социальную роль, перевозя товары и делая их доступными для общественности.

Жан Буридан (1300-1358) был французским священником. Буридан рассматривал деньги с двух сторон как то как стоимость металла и как их покупательную способность. Он утверждал, что совокупные, а не индивидуальные спрос и предложение определяют рыночные цены. Следовательно, для него справедливой ценой было то, что общество коллективно, а не один человек готов заплатить.

Весомый вклад в выяснение экономической природы денег внес французский же ученый Никола Орем (1323-1382) годы жизни, епископ города Лизье, один из основателей металлической теории денег. Орем выдвинул идею о том, что право чеканить деньги принадлежит народу. Тем самым он противостоял растущей тенденции европейских правителей решать свои финансовые проблемы за счет инфляции, раскручиваемой частными монетными дворами.

Антонин Пьероци или Антонин Флорентийский (1389-1459) годы жизни святой Католической церкви, доминиканский монах, который в последствие за свой заслуги стал архиепископом Флоренции. Он был причислен к лику святых Католической церковью, под именем Святой Антонин. Его работы касаются социально-экономического развития и утверждают, что государство обязано вмешиваться в коммерческие дела на общее благо, а также помогать бедным и нуждающимся. В своей основной работе «Сумма теологии» он обратил внимание на вопросы цены, справедливости и теории капитала. Как и Дунс Скот, он различал естественную и практическую ценность товара. Практическая ценность, он считал, определяется пригодностью товара для удовлетворения потребностей, его редкостью и его субъективной ценностью.

Эта немногочисленная когорта ученых-теологов, отстаивающих вопросы «справедливой» цены, заложила базу практически по всем вопросам экономической теории, которые будут рассмотрены ниже и которые были в значительной мере искажены позже в угоду ростовщического капитала.

Однако, надо вернуться несколько назад и определиться с базой, на основании которой встал вопрос «справедливой» цены. Приведенный выше список цивилизаций объединяет один существенный фактор, а именно этап становления и развития сельского хозяйства и на этой основе разделения и специализации труда.

Разделение и специализация труда неизбежно вызвали вопрос товарообмена и, в связи с этим, встал вопрос сравнения затрат труда и соотношения «валют», имеющих хождение на разных территориях. Появилась группа людей, которая обеспечивала процесс товарообмена и, которая постепенно выделилась в обособленную группу торговцев и менял с совершенно иными морально-этическими ценностями, отличавшимися от группы производителей товаров. Эта социальная группа появилась одновременно с появлением «оседлых» цивилизаций и, что самое главное, независимо друг от друга в разных частях планеты. Данный вывод имеет решающее значение для нашего дальнейшего исследования.

Торговцы и менялы, в числе прочих, стали объединяться в «коммуны», коммуны эти отличались закрытостью и далеко не каждый мог в них войти. Люди этой группы стали создавать препятствия в распространении знаний о товарах, производимых на той или иной территории и их ценах, что в конечном счете привело к опережающему развитию знаний о всем комплексе вопросов товародвижения и обменных операциях разных «валют» у этой группы населения.

Неэквивалентность обмена стала у этой группы населения законом в деле товарообменных операций, именно они стали доказывать в разных «экономических теориях» свою правоту. И основным положением их доказательства стал вопрос о том, что в их действиях нет нарушения закона «справедливой» цены. Они стали вуалировать процесс о том, что неэквивалентный обмен создает серьезные деформации в «экономике», ведет к концентрации богатства на одном ее полюсе в виде ростовщического капитала и «обескровливанию» остальных частей «экономического организма». Конечно же они не «афишировали», что эти их действия приводят к функциональным нарушениям и создают угрозу жизни всего «экономического организма».

Для «купца» важна территория и именно их территориальная разрозненность в конце концов стала значительно мешать процессу товарообмена и «потребовалось» этих людей тем или иным способом «объединить». Объединение это было основано на чисто прагматической задаче, а именно уменьшения затрат товарообменных функций с целью накопления богатств в ограниченных руках. Накопление денежных средств в виде сокровищ явилось основанием для утаивания этой информации от основной массы населения, что в конечном счете вылилось в появление «тайных» обществ, которые были призваны ограничить доступ «непосвященных» к информации. Рост «тайных» обществ, например, в среде египетских жрецов в конце концов привел к их объединению на основе религиозных и философских понятий, выработанных наиболее активными представителями данных «объединений». Именно рыночная, а не теологическая психология определяла экономическую деятельность подавляющего большинства торговцев.

Их постоянная миграция, подвижность труда и капитала в поисках новых рынков позволяли «распределить» торговцев на большой территории более эффективно при сохранении культурного и экономического сотрудничества.

«Интеллектуальные» факторы объединения «торгового люда», как то, появление сказаний о Моисее, получившем от бога знания, так и «физические», а именно, обрезание прочно соединили этих людей в монолитную группу «братьев и сестер», в единый народ. Однако народ этот был рассеян по всей планете и «удержать» его в единых философско-религиозных рамках было довольно трудно. Поэтому и придуманы были «торговцами» понятия превосходства данных групп населения над остальными и сформировались религиозные понятия на базе этого превосходства.

Потребовалось «убедить» своих адептов не смешиваться с остальными представителями разных социальных слоев, что вызвало процессы, как бы это сейчас сказали «династических браков», когда женятся друг на друге близкие родственники с одной стороны по причине отсутствия выбора, и с другой, по финансовой причине, из-за боязни, что нажитые капиталы утекут из «семьи». Считалось за счастье, когда находился жених или невеста из соседней обособленной группы, например, из соседнего города или поселка, которые не были связаны родственными узами, но представляли общий купеческий интерес, ориентированный на деньги.

Для еврейских вождей после разрушения Второго храма и окончательного рассеяния евреев по всему миру создалась серьезная угроза потери своей «паствы» в результате быстрой ассимиляции евреев среди тех народов, где они жили. Речь шла не только о кровосмешении, но также об отходе части евреев от иудаизма. Для того, чтобы евреи не исчезли с лица земли, этим вождям пришлось прибегнуть к хорошо уже подзабытой политике прозелитизма. Прозелитизм позволял если не расширять «паству», то хотя бы нейтрализовать утраты, связанные с ассимиляцией.

Для справки: прозелитизм означает от греческого «обращенный, нашедший свое место», то есть стремление обратить других в свою веру, а также он представляет из себя и сам процесс деятельности, направленной на достижение этой цели. Поэтому необходимо было найти ту почву, на которой можно было «собрать» этот народ в единую общность. И база эта была «без проблем» найдена, которая заключалась в поклонении «золотому тельцу», которая и была превращена в завуалированном виде в религию иудаизма, объединяющая в своих рядах людей разных национальностей. Можно сказать, что получилась общность евреев в широком смысле этого слова.

«Торговые точки», создаваемые еврейскими купцами в разных странах и городах, становились одновременно «точками кристаллизации» иудаизма, вокруг которых и складывались еврейские общины. Единство религии и правовых норм у евреев, живших в мусульманских и европейских странах, давало им преимущества.

Следует отметит, что «истинные» евреи имеют более высокую цель, чем просто обогащение. На сегодняшний день для них деньги уже на являются целью всей жизни, а превращаются в средство для достижения мирового господства. Это я забежал несколько вперед, однако этот процесс будет довольно подробно рассмотрен ниже на страницах настоящей работы.

Ну а далее, не за горами появление уже «политэкономических» теорий, закрепляющих статус «посвященных» в области обмена и экономического закабаления на основе ростовщического процента и всех его видов народов, не входящих в эту группу. Поиск ренегатов, желающих перейти из группы «производителей» в группу «торговцев» всегда имел место и находил своих последователей, включая и настоящее время.

Еврейские торговцы всегда превосходили большинство христианских конкурентов в скорости перемещения денежных средств, так как обладали семейными и деловыми связями с другими еврейскими общинами, а также в возможностях кредита, поскольку могли пользоваться вкладами членов разных общин. Поэтому, быстрое развитие и распространение товарно-денежных отношений в качестве ростовщического процента - это не только и не столько экономическое явление. Прежде всего это процесс можно рассматривать как замещение христианства иудаизмом я помощью «экономических теорий».

История изобилует примерами как физического, так и экономического уничтожения иноверцев и примеры этому можно найти как в Ветхом Завете, так и на протяжении всей истории «великих географических открытий» и организации революций во многих европейских странах и в странах Латинской Америки, колонизации ее северной части. Процессы эти подробно описаны в первой части настоящего исследования.

В настоящей же части работы я рассмотрю только экономическое закабаление христианского населения через различные рыночные механизмы, поэтому, для дальнейшего логического исследования обойти классификацию рыночных отношений не представляется возможным. Классификация эта была дана теоретиками-последователями «классического» направления в политэкономии, и я буду ее использовать в неизменном виде. Однако, хотелось бы уточнить, что она не учитывает, например, современное развитие теоретических взглядов на экономические процессы, такие как, процесс развития цифровой экономики. Кроме этого, в данной классификации отсутствует территориальная функция, которое для нас имеет основное значение. Так, ориентируясь на территориальную функцию можно констатироывть, что еврейские чеканщики монеты были в ряде мусульманских и христианских государств, но не в Византии, где чеканка монеты была исключительно монополией правителей. И первый же удар по евреям Византии был нанесен указом императора Ираклия в 632 году, который обязывал евреев перейти в христианство.

Однако, примем эту классификацию на первой стадии рассмотрения вопроса динамики взглядов на процесс экономических воззрений без изменений.

Итак, функции рынка:

  1. Информационная. Рынок дает его участникам информацию о необходимом количестве товаров и услуг, их ассортименте и качестве;
  2. Посредническая. Рынок выступает посредником между производителем и потребителем;
  3. Ценообразующая. Цена складывается на рынке на основе взаимодействия спроса и предложения, с учетом конкуренции (однако этот вопрос крайне спорный и будет описан ниже);
  4. Регулирующая. Рынок приводит в равновесие спрос и предложение (тоже чисто на теоретическом уровне);
  5. Координирующая. Рынок побуждает производителей создавать нужные обществу экономические блага с наименьшими затратами и получать достаточную прибыль.

Как можно заметить, классификация рыночных функций не столь однозначна, как это может показаться на первый взгляд. В зависимости от теоретических подходов, которые будут рассмотрены ниже, эти функции значительно деформируются.

Завершить первую (теоретическую) главу я бы хотел положение о том, что «торговцы», то есть люди, выделившиеся в отдельную касту, в зависимости от региона проживания есть «белые», «желтые», «черные» и так далее. Следовательно, «купцы», «торговцы», «менялы» не являются какой-то национальностью, а представляют из себя образ мышления, сформированный на основе возникновения обменных операций. Этот вывод также является основополагающим в настоящей работе.

Этнические группы этих самых менял, ростовщиков, торговцев и так далее различающиеся по языку и бытовой культуре и составляют общую группу евреев. Евреи бывают Вавилонские, сефарды и ашкеназы, евреи, сохранившие арамейский язык после арабского завоевания, были оттеснены в Курдистанское нагорье, где сформировались в этническую группу таргум, или лахлухов. Существует группа татоязычных горских евреев, группа китаеязычных кайфынских евреев в Китае, сформировавшаяся в VI-VIII веках н. э.

В раннем Средневековье вдоль путей международной торговли пряностями формировались говорящие на языке маратхи Бней-Исраэль в индийском штате Махараштра и кочинские евреи, говорящие на языке малаялам. Появились и евреи в южной Аравии «тейманим», в Северной Сирии и Южной Турции «халяби», Южной Сирии и Ливане «сами». С середины второй половины первого тысячелетия до н. э. складывалась этническая группа евреев Магриба. В изоляции от всех этих общин развивались эфиопские евреи «бета-исраэль», или «фалаша».

В Закавказье сформировалась группа грузинских евреев. С хазарами и хазарскими евреями связаны славяноязычные евреи Киевской Руси и западнославянских земель X-XVII веков «кенааним». Появление денег лишь сплотило этот «народ», связало его в единый общий «механизм», основанный на преумножении богатства. Свою законченную форму этот процесс получил в рамках «объединительной теории» иудаизма.

Во всех представленных группах проводились «исследования» превосходства одной расы над другими на основе накопления богатства в той или иной форме. Здесь уместным будет вспомнить заявление, популярное у этой группы людей: «Если ты такой умный, то почему такой бедный». Отсюда и выпячивание богатства на всех этапах исторического развития этой группой населения и процесс ограничения этого явления со стороны христианской церкви.

Ряд авторов продолжают утверждать, что формирование политэкономии как самостоятельной науки относится к периоду становления капитализма. Не буду заострять на этом внимание читателя и включаться в схоластические споры по этому вопросу, думаю, что появление теории Фомы Аквинского на основе теории Аристотеля положило конец этим спорам задолго до появления так называемого капиталистического способа производства.

Ранний Маркс в 1843 году также пришел к выше утверждаемому вопросу, он в частности писал: «Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги. Но в таком случае эмансипация от торгашества и денег - следовательно, от практического, реального еврейства - была бы само эмансипацией нашего времени. Организация общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, а, следовательно, и возможность торгашества, - такая организация общества сделала бы еврея невозможным». [3].

Опять же на поверхности это заявление совершенно верно, но Маркс не был бы сыном раввина, если бы все объяснял такими простыми категориями. Далее в своей работе «К еврейскому вопросу», откуда и была взята цитата, Маркс пытается перенести торгашеский смысл еврейства на христианство, чем опять пытается подменить два совершенно разных этических понятия.

Кроме этого, данный процесс, а именно отмена товарно-денежных отношений уже имел место в России в 1918 году, который назывался «военным коммунизмом». Да, он затронул основную массу «купцов», однако они быстро сориентировались и заняли практически все государственные должности в министерствах и ведомствах, особенно силовых. Отчего и был такой высокий процент евреев в структурах государственного управления в России, как это констатируют исследователи того периода развития Российского государства. Однако, следует сразу оговориться, что процесс «наводнения» евреями России начался задолго до «военного коммунизма» и не является основной причиной такого высокого процента евреев в управлении страной.

Ярким представителем исследования еврейской проблемы в обществе явился Вернер Зомбарт (1863-1941) годы жизни, немецкий экономист, социолог и историк, представитель немецкой исторической школы в экономической теории, классик немецкой социологии. Он родился в кальвинистской семье, ведущей свое происхождение согласно семейному преданию от французских гугенотов.

Еще один представитель с гугенотскими корнями Макс Вебер (1864 1920), профессор Гейдельбергского университета, также не обошел еврейский вопрос в своих работах, например, в такой как «Протестантская этика и дух капитализма» (1904), выводя создание современной промышленности из особенностей протестантской религии.

Поскольку оба они имеют прочные еврейские корни, постольку нет никакого сомнения, что они описали процесс становления товарно-денежных отношений максимально откровенно и с хвалебной стороны.

Вебер исходил из поиска условий капитализма внутри западноевропейского региона, что получило оформление в виде известной теории о протестантизме как движущей силе общественной трансформации. Этот вопрос будет рассмотрен более подробно в главе о банках. Зомбарт, настаивая на роли евреев в становлении капитализма, указывая на внешний фактор. В качестве главного источника капиталистического духа Зомбарт называет биологический, наследственный этнический фактор. На том основании, что в каждом буржуа обитают душа предпринимателя и душа мещанина, Зомбарт выделяет две различные человеческие натуры: натуру предпринимательскую и натуру мещанскую. Первые, по его мнению, являются единичными личностями, вторые представляют из себя стадо. Думаю, здесь надо обратиться к Ветхому Завету, Торе и другой литературе иудаизма и вспомнить деление на «избранных» и гоев. Таким образом Зомбарт «теоретически узаконил» билейские «истины» на современном этапе.

Оба этих автора сошлись во мнениях, что во всем мире в течение трех тысячелетий существовал капитализм ростовщиков, они связывали капитализм не с какими-то особыми средствами производства и тем более не с производственными отношениями, ими обусловленными, как это писал Маркс, а с менталитетом населения, с желанием производить ценности и получать прибыль не ради потребления, а ради нее самой. Думаю, что авторитет этих двух авторов не вызывает никаких сомнений в вопросе о времени появления «капиталистических» отношений!

Далее Зомбарт утверждал еще более откровенно, что для товарного производства наиболее пригоден именно переселенец, не связанный со страной, тот, для кого эта страна является не родной землей, а «недвижимостью». Отсюда можно сделать вывод, который оправдывает «распродажу» страны, которая его «приютила». И далее, все факторы, повлиявшие на становление капиталистического духа, взяты из идей иудаистской религии.

Первоначально «торговцы» лишь формально оставались в лоне христианской церкви, а по духу они уже стали «новыми евреями», объединенные в различные религиозные группы такие, например, как протестантизм, поскольку им стало крайне тесно и неудобно в жестких рамках христианства. В результате грань между христианством и иудаизмом перестала быть непреодолимой как для христиан, так и для иудеев. Гораздо более «толерантным» по отношению к евреям оказался Кальвин, который откровенно призывал своих последователей к «финансовому сотрудничеству» с сынами Израиля. Оба этих религиозных течения усилили идею «богоизбранности» иудеев.

Оба учения представляли собой открытое оправдание ростовщического процента и откровенный призыв к накоплению богатства, истолкованного как главное свидетельство Божьей избранности. Это подготовило почву для обособления экономических мотивов и интересов человека в отдельную сферу и их высвобождения из‑под традиционного нравственного контроля, что привело в итоге к формулированию концепции «экономического человека».

Я в своей работе не буду рассматривать религиозные течения евреев и их деление на большие и разнообразные группы. Моя задача показать, как экономические учения приспосабливали сдвиг границы между христианством и иудаизмом в сторону иудаизма.

Выводы

 

Экономическое мышление является ровесником разделения человеческого общества по способу производства материальных благ. И не имеет особого смысла спорить на тему как назывались эти процессы в научных трактататах древних философов. Как я уже отметил выше я буду их называть единым термином «политэкономия».

На начальных этапах становления товарно-денежных отношений общество имело сильный «иммунитет», который не давал развиваться «вирусу» стяжательства, который находился в «подавленном» состоянии благодаря влиянию христианства. Нельзя исключать и тот факт, что многие люди и в те времена любили богатство и деньги, но на протяжении многих веков ненависть и презрение к «деланию» денег были сильным «тормозом» в стремлении к бесконечному увеличению абстрактного денежного богатства. Наиболее ярко ненависть к «деланию» денег проявилась в осуждении ростовщичества.

Формирование «человека денежного» или «человека экономического» происходило в разных частях света и в разное время, но почва для их формирования была одна и та же, которая заключалась в переходе племени от кочевого к оседлому образу жизни. При превышении сельскохозяйственного производства над потреблением местного населения появилась группа торговцев, которые и монополизировали эту функцию рыночного механизма раз и навсегда, никогда не отдавая ее никаким другим сословиям на протяжении всего последующего процесса развития человечества.

Теологический подход о христианском равенстве не устраивал «человека денежного» и он начал «научный поход» в виде всевозможных экономических ересей, задачей которых несомненно стала задача ликвидации монополии церкви в области идеологии. И на этом поприще он добился значительных результатов, дух сребролюбия, стяжательства и лихоимства постепенно проник и прочно обосновался внутри католической церкви, что явилось базой для пропаганды подрыва доверия к Католической церкви, что в свою очередь вызывало недовольство среди прихожан и части рядовых священников. В католицизме начал вызревать кризис, который и закончился Реформацией. Как уже было написано в первой части настоящей книги, евреям удалось проникнуть на священный престол и в качестве Пап. Именно в этот период «деловая сметка» и богатство стали «богоугодны».

«Конкурентоспособными» оказались носители тех идеологий и религиозных воззрений, которые полностью порвали со всякими «предрассудками» христианства. Прежде всего это идеология атеизма, а также талмудический иудаизм, оккультизм, каббала и масонство, целью которых является стремление занять место бога с целью определения судеб всего человечества.

При таком развитии противоречий между целями иудаизма и христианства совершенно не остается места политэкономии как науки, которая в силу теологического противостояния в конце концов потеряла понятия науки, превратились в обслуживание практических задач «экономического человека» в желании им безмерной наживы.

На протяжении всей книги я постараюсь показать, что история ростовщичества доказывает, что говорить о неких «объективных» законах развития денежной системы нельзя, этим развитием является результат борьбы конкретных людей с их исключительно «субъективными» интересами, мотивами, страстями и слабостями. Каждую победу ростовщичества можно и нужно трактовать лишь как проявление политической, социальной, нравственной, а в конечном счете духовной слабости людей, не сумевших устоять перед искушениями «золотого тельца».

Проникновение евреев в лоно святого престола можно отнести уже ко времени понтификата Александра II (1061-1073) годы правления, по некоторым данным, пришедшего к власти при поддержке богатого римского рода Пьерлеони, основателем которого являлся крещеный еврей по имени Барух. Следующее упоминание о финансовых контактах римских первосвященников и евреев встречается в 60-е годы XII века, когда Иехиэль бен Авраам служит у папы главным распорядителем его двора и имущества.

Впервые история о еврее на папском престоле появляется в манускриптах XIV века, посвященных богослужению в праздник Рош а-Шана, в печатном виде в книге «Майсе-Бух», вышедшей на идише в Базеле в 1602 году. «Еврейский папа» известен под именем Андреас.

Вторым понтификом, который мог стать прототипом «еврейского папы», был Александр III, правивший католическим миром с 1159 по 1181 годы и был слишком милостивым по отношению к евреям.

«Очень близко» к папскому престолу находилась и европейская семья Медичи, которая и стояла в основе эпохи «Возрождения» с ее вычурным богатством.

Следует отметить, что все выше приведенные понятия «еврей» отсутствуют в толковом словаре В.Даля, он дал определение этому «понятию» только как «жид‚ жидовин‚ жидюк‚ жидюга‚ жидовье».