25 пунктов и программа национал-социалистов

25 пунктов и программа национал-социалистов

К этому времени относится первый подъем национал-социалистической немецкой рабочей партии. В феврале 1920 г. объявлена была «программа» партии так называемые 25 пунктов. Ее возвестил сам Гитлер на собрании своих приверженцев в мюнхенской пивной «Гофбройхауз». Эта «программа» представляет собой смесь тезисов и требований, которые частью противоречат один другому. Политическая практика партии никогда не соответствовала им. Какое дело было Гитлеру и его подручным до высокопарного заявления в конце программы:

«Вожди партии обещают бороться за осуществление вышеприведенных пунктов, не взирая ни на какие препятствия и в случае надобности жертвуя своей жизнью».

Это не единственное обещание, данное и не выполненное вождями национал-социалистической партии. На общем собрании членов партии в мае 1926 г. еще раз была вынесена категорическая резолюция о «нерушимости» программы. Кроме того Готфрид Федер, соавтор 25, пунктов и «идеолог» партии, подчеркнул в своем комментарии к программе «со всей решительностью» и «непоколебимой ясностью»:

«Основные положения и мысли этой программы нерушимы. Здесь не допустимы никакие увертки и ухищрения из утилитарных соображений, не допустима игра в прятки с важнейшими пунктами программы, особенно неприятными для нынешнего государственного, хозяйственного и социального строя, не допустимы никакие колебания в убеждениях... Кто не считает для себя возможным держаться раз навсегда установленной нами линии в еврейском вопросе, в нашей борьбе против финансовой аристократии, против пакта Даугса и политики обнищания, а также по другим программным вопросам, кто считает возможным купить свободу немецкой нации с помощью Лиги наций и Локарно путем компромиссов и трусости— тот ставит себя вне партии».

Все эти громкие слова не могут скрыть того факта, что в своей практической политике вожди партии каждый раз отказывались от своей собственной компромиссной половинчатой «программы» и действовали вразрез с ней.

Обман начинается уже с первых двух пунктов: «Объединение всех немцев в великую Германию на основе права народов на самоопределение» (пункт 1) и «Равноправие германского народа с другими нациями, отмена Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров» (пункт 2).

Оба эти программных требования не помешали Гитлеру—как до, так и после его прихода к власти—итти на компромиссы с державами, подписавшими Версальский договор, вести через уполномоченных пере-говоры с Лигой наций, Францией, Польшей, Англией и Италией.

Эти пункты не послужили камнем преткновения для Гитлера, когда он предавал южный Тироль Муссолини. В первом издании комментария

[ 9 ]

Федера к программе еще значилось: «Мы не отказываемся ни от одного немца в южной Германии, в Эльзас-Лотарингии, в южном Тироле, в Польше, в колонии Лиги наций—Австрии и в государствах-наследниках старой Австрии». Во втором и во всех позднейших изданиях книги Федера слова: «в южном Тироле» отсутствуют! При этом Федер осмеливается писать в предисловии к пятому изданию: «Внесены лишь некоторые стилистические исправления и изменены места, которые могли бы быть превратно истолкованы».

Аналогично обстоит дело с другими пунктами программы, в первую очередь с требованиями в области экономической и социальной политики: «отмена нерабочего и нетрудового дохода», «уничтожение процентного рабства» (пункт 11); «полная конфискация всех военных прибылей» (пункт 12); ««огосударствление всех (до сих пор) уже обобществленных предприятий (трестов)» (пункт 13); «участие в прибылях на крупных предприятиях» (пункт 14); «развитие в самом широком масштабе обеспечения престарелых» (пункт 15); «создание здорового среднего сословия и| его сохранение»; «немедленная муниципализация крупных универсальных магазинов» и «отдача их в аренду по дешевым ценам мелким торговцам, особое внимание к мелким промышленникам и ремесленникам при поставках для государства или коммун» (пункт 16); «приспособленная к нашим национальным потребностям земельная реформа, издание закона о безвозмездном отчуждении земельной собственности для общеполезных целей, упразднение ипотечного процента и воспрепятствование всякого рода земельной спекуляции» (пункт 17). Нет надобности останавливаться здесь отдельно на каждом из этих программных пунктов. Некоторые из них будут рассмотрены в дальнейших главах, например относящиеся к еврейскому вопросу (пункты 4—8 и 23).

Наша цель здесь—дать представление об основных чертах национал- социалистической программы и показать, с какой бесцеремонностью и цинизмом вожди партии предают эту программу и фальсифицируют ее пункт за пунктом. Сами эти требования частью носят мелкобуржуазно-реакционный характер, как например пункт 16 («создание здорового среднего сословия и его сохранение»); и здесь та же половинчатость и противоречия, которые характерны для всей программы: как можно сохранить «среднее сословие», когда одновременно партия принципиально приемлет то, что является предпосылкой его постепенного исчезновения, предпосылкой пролетаризации средних классов, а именно капиталистическую систему хозяйства! Это же относится и к пункту 17, который должен являться основой аграрной политики национал-социализма: как может Гитлер спасти крестьянина, оставаясь всецело на платформе частной собственности, и не допуская безвозмездной экспроприации крупного землевладения в пользу малоземельного мелкого крестьянства? В апреле 1928 г. Гитлер еще раз категорически подчеркнул, что национал-социалистическая партия готова всеми силами защищать частную собственность на средства производства. В пояснении как раз к упомянутому выше пункту 17 программы —он подчеркнул, что слова о «безвозмездном отчуждении» относятся только к созданию законных возможностей для отчуждения в случае надобности (!) тех участков, которые приобретены незаконным путем или используются в разрез с народными интересами. Иначе говоря, эти слова о «безвозмездном отчуждении» направлены в пер-

[ 10 ]

вую очередь против еврейских обществ, занимающихся земельной спекуляцией.

Противоречия и компромиссы по всей линии! С другой стороны, мы находим в программных требованиях партии в области экономической и социальной политики старые трафареты из программ буржуазно-либеральных партий и Веймарской конституции. Пункт 13 (огосударствление трестов) прямо украден из программы немецкой демократической партии от 1919 г. Другие пункты фигурируют в веймарской конституции в качестве обещаний, которые никогда не были ею выполнены, — это пункт 15 («развитие обеспечения престарелых»); пункт 20 («открыть дорогу дельным людям!» —сравните с этим имперскую конституцию и общегерманский закон о социальном обеспечении юношества от 1924 г.); пункт 21 («меры к улучшению народного здравия, охрана материнства и ребенка»); пункт 24 («общее благо выше личной выгоды» — ср. статью 156 конституции).

[ 11 ]