Величайшая трагикомедия наших дней.

Величайшая трагикомедия наших дней

Эта книга—памятник, состоящий из фактов и документов. Если к тому же она ужасающий обвинительный акт, то это происходит потому, что факты сами за себя говорят.

В каком положении мы сейчас пребываем? Наше гордое XX столетие унаследовало от прошлых эпох производительные силы, цивилизацию, культуру, которые могли бы обеспечить всем живым существам средства к жизни. Если когда-либо в истории человечества старая сказка о золотом веке могла бы претвориться в жизнь, то этот период—наше время, когда человеческий ум после тысячелетий борьбы овладел столькими орудиями Для покорения сил природы и столькими совершенными средствами, для связи и сношений между людьми. А в противоположность этому что же мы наблюдаем в действительности? Что эта столь хваленая цивилизация делает все усилия, чтобы приблизить человечество к его гибели. Золотой век? Нет: век золота, железа, крови.. За послевоенный период, точно так же как и во время войны, человеческая нищета и страдания широко распространились, как зараза. Всюду царят несправедливость, угнетение, жестокость: в колониях, на Дальнем Востоке, в Северной и Южной Америке, в Испании, Венгрии, Польше, на Балканах. А теперь происходит возврат к полному варварству в Германии, озверение переходит все границы.

Из всей нищеты и горя, от которых поколения нашей эпохи страдают и истекают кровью, преждевременно умирают, глубже всего ранит наши сердца и наш мозг то, что стряслось в Германии. Великий народ, который мы полюбили не только из-за его

[ 344 ]

[ Иллюстрации ]

[ 345 ]

гениев в области философии и искусства, за мастерские произведения, просветившие весь мир, за блестящую, вызывавшую в нас восхищение способность систематизировать и организовывать,—этот народ стал армией рабов, в которой каждый человек, осмелившийся поднять голову, будет растоптан. Немецкая способность подчиненна каждого в отдельности общему началу, гармония сил, инстинктивное социальное чувство, являющееся одним из национальных качеств этого народа, злонамеренно используются для антисоциального дела, для преследования и разрушения. Сегодняшние правители великой Германии захватили власть только в собственных интересах, они злейшие враги своего народа:

Это фаза организованного, утонченного варварства. Где-либо в другом месте разбой и кровавая бойня имеют примитивный, чисто зверский характер; здесь же они рассчитаны, хорошо продуманы и свидетельствуют о наличии испытанной тактики и превосходной стратегии. Преступления гитлеровского фашизма — это публичное представление тщательно инсценированных жутких пьес, которые давно подготовлены приглашенными для этого режиссерами и актерами (от канцлера до последнего доносчика).

Весь мир убежден, — об этом я заявил недавно в германском посольстве, куда я направился во главе делегации от многочисленных организаций всех направлений, — что официальная легенда о поджоге рейхстага—эта широковещательная попытка оправдания всех прошлых преступлений, этот мрачный пролог ко всем преступлениям сегодняшнего и завтрашнего дня, которые так умело выявлены в этой книге, — что легенда о поджоге преднамеренно и сознательно во всех ее частях построена на вымысле. Тот, кто под впечатлением ранее опубликованных сведений еще сомневался в этом, — ознакомившись с доказательствами этой книги, неоспоримыми вследствие их обоснованности, а также ввиду натянутости выводов, к которым, приходят инициаторы легенды, придет к убеждению, что здесь участвует безумие и притом самого низкого свойства, которое опасается своих действий.

Гитлер в книге «Моя борьба» заявляет, что «управлять массами можно, только обманывая их». Верно: массы можно обманом сбить с толку. Но как долго действует такой обман?

В то время, когда) я лишу эти строки некогда большая часть  этой книги уже печатается, мое внимание привлекает весьма подробное сообщение: новое происшествие, которое само по себе могло бы раскрыть глаза на тактику Гитлера, Геринга и Геббельса тем, кто не слеп и не собирается извлекать выгоду из своей близорукости.

Речь идет об истории с самолетами, о жалкой, но опасной выдумке. 23 июня в 22 ч. 30 м. информационное агентство сообщило берлинским газетам под заголовком «Красная чума — самолеты над Берлином» следующее:

«Сегодня после полудня иностранные самолеты неизвестного в Германии типа летали над Берлином и сбросили над кварталом, где помещаются правительственные здания, а также в восточной части города оскорбительные для имперского правительства про-

[ 346 ]

кламации. Воздушная полиция не имела необходимых аппаратов в своем распоряжении, а спортивные самолеты, находившиеся на аэродроме, не обладают достаточной быстротой, для того чтобы преследовать иностранные аэропланы. Последние скрылись, не будучи опознаны».

Однако на запрос иностранных корреспондентов относительно содержания этого сообщения аэродром Берлин-Темпельгоф в 23 ч. 30 м. объявил, что ему ничего не известно.

В 23 ч. 25 м. воздушная полиция, запрошенная по тому же поводу, тоже ни о чем не знала, хотя информационное агентство в своем сообщении заявляло, что воздушная полиция и управление аэродромом не могли действовать только по причине отсутствия соответствующих аппаратов. Берлинский корреспондент «Таймса» телеграфировал своей газете, что ни воздушная полиция, ни начальство аэродрома, ни воздушная пассажирская компания «Луфтганза» ничего не знают об этом «воздушном налете».

Излишне говорить, что никто никогда не видел этих необычайных самолетов, которые якобы с высоты 3 тыс. метров ухитрились сбросить прокламации с таким расчетом, чтобы они упали именно в районе квартала, где находятся правительственные здания и на заранее предусмотренных улицах.

Тем не менее на следующее утро вся германская пресса опубликовывает это сообщение и разъясняет его в почти тождественных выражениях.

Газета «Тан» раскрывает причину тождественности выражений этих объяснений: вместе с сообщением газеты получили инструкцию и образец объяснения с распоряжением опубликовать его на первой полосе.

Это стандартное объяснение подчеркивает тот факт, что Германия в настоящее время в отношении авиации находится в недопустимом положении, и дает указание развивать эту тему в том направлении, что сегодня иностранные самолеты сбрасывали только прокламации, а завтра возможно будут сбрасываться бомбы, приносящие смерть и разрушение. Вывод: что предполагает делать германское министерство воздухоплавания?

Вся германская пресса, выполняя предписание, требует вооружения в области воздушных боевых сил. «Берлинер тагеблат» все эти требования выражает в следующих словах: «Германский народ требует, чтобы ему дали возможность защищаться от таких нападений в воздухе». Германская пресса, подчиняющаяся гитлеровским верховным приказам, — а это делает вся германская пресса— в подобных или сходных выражениях повторяла это требование.

На самом деле вся эта история не имеет под собой никакой почвы, несмотря на то, что статс-секретарь министерства авиации, господин Мильх, заявил представителям прессы, что (на высоте трех тысяч метров!) были замечены один или два биплана (причем он имел неловкость в подтверждение своего заявления прибавить, что «прокламации, сходные с теми, которые были сброшены с аэропланов, сбрасывались также с верхних этажей небоскреба на Александерплац»), оба эти происшествия он пытается

[ 347 ]

поставить во взаимную связь. В этом не было надобности: и бег того ясно все коварство этой грубой лжи, которая сочинена для того, чтобы вызвать в германском народе такое же волнение, как и легендарное появление знаменитого летчика над Нюрнбергом 28 июля 1914 г. Целью является вооружение, война. Такими трюками привлекается общественное внимание к этим вопросам, и создается нужная паника.

Для всех здравомыслящих и честных людей всех стран есть только один ответ:

Вести борьбу против войны и фашизма с большей энергией и ожесточением чем когда-либо единым фронтом с мировым пролетариатом. Укреплять международные кампании вроде амстердамской. Заставить звучать голос правды и гнева в больших манифестациях во всем мире.

Анри Барбюс

[ 348 ]